Главная Страница

Страница «История, Религия, Наука»

Карта Сайта «Golden Time»

Новости Cайта «Golden Time»

 

Майкл Кремо, Ричард Томпсон

НЕИЗВЕСТНАЯ ИСТОРИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

 

ЧАСТЬ I. НЕОБЫЧНЫЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА
Глава 1. «Песнь Рыжего льва»: Дарвин и эволюция человека
Глава 2. Отметины и сломы на костях: начало обмана
Глава 3. Эолиты: камни раздора
Глава 4. Грубые палеолиты
Глава 5. Совершенные палеолиты и неолиты
Глава 6. Свидетельство существования развитой культуры в доисторические времена
Глава 7. Необычные скелетные останки человека

ЧАСТЬ II. ПРИЗНАННЫЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА
Глава 8. Яванский человек
Глава 9. Пилтдаунский подлог и его разоблачение
Глава 10. Пекинский человек и другие находки в Китае
Глава 11. Люди-обезьяны среди нас?
Глава 12. Новости приходят из Африки
Обзор аномальных свидетельств о существовании человека в глубокой древности
Библиография


    Глава 12. Новости приходят из Африки

Давно уже спала острота полемики вокруг яванского и пекинского человека, не говоря уже о человеке из Кастенедоло или об эолитах из Европы. Что же касается ученых, которые в свое время неистово ломали копья, доказывая свою правоту, то большинство из них уже отошли в мир иной, и их бренные останки истлевают или окаменевают. Сегодня ареной научных баталий между учеными, отстаивающими свои взгляды на происхождение людей, является Африка – земля, давшая миру Australopithecus и Homo habilis.
 

Скелет, который раскопал Рек

Первое значительное открытие на Африканском континенте было сделано еще в начале XX века. В 1913 году профессор Берлинского университета Ганс Рек вел научные изыскания в Олдувайском ущелье в Танзании, бывшей в те времена колонией Германии. Один из африканских сборщиков Река, занятый поисками ископаемых останков, неожиданно наткнулся на кусок торчащей из земли кости. Убрав покрывавший поверхность земли щебень, сборщик увидел части полностью сохранившегося человеческого скелета, заключенного в скальную породу. Он тут же позвал Река, который осторожно извлек находку вместе с частью скалы. Останки человеческого скелета, в том числе и полностью сохранившийся череп (рис. 12.1), пришлось обкалывать с помощью молотков и зубил. Затем скелет отправили в Берлин.

Рис. 12.1.  Этот  череп  полностью сохранившегося человеческого скелета был найден Гансом Реком в 1913 году в Олдувайском ущелье (Танзания).

Профессор Рек определил в Олдувайском ущелье пять последовательно расположенных геологических горизонтов. Скелет происходил из верхней части горизонта II, возраст которого сейчас оценивается в 1,5 миллиона лет. На месте находки верхние слои (горизонты III, IV, V) были смещены в результате эрозии. Но горизонт II был по-прежнему покрыт ярко-красным щебнем из горизонтов III и V (рис. 12.2). По всей вероятности, еще пятьдесят лет назад место обнаружения ископаемых останков было покрыто породами горизонтов III и V, состоявшими из твердого полевого шпата. Горизонт IV, видимо, подвергся эрозии и исчез еще до образования пород горизонта V.

Сознавая значение своей находки, Ганс Рек допускал возможность того, что человеческий скелет оказался в горизонте II в результате захоронения. Профессор заметил: «Стенки могилы должны были бы иметь четкую границу, край, очертания которого выделялись бы на фоне нетронутого камня. Грунт, которым должны были засыпать могилу, отличался бы неоднородной структурой и составом смеси выкопанных материалов, среди которых несложно было бы заметить частицы известного конгломерата. Но несмотря на всю тщательность поисков, ничего подобного замечено не было. Напротив, скальная порода, непосредственно прилегавшая к скелету, была неотличима от соседних с ней камней ни по цвету, ни по прочности, толщине слоев, структуре или строению».

В Берлине скелет осмотрел Луи Лики. Но он решил, что возраст найденных в Танзании костных останков меньший, чем это утверждал профессор Рек. В 1931 году Лики и Рек вместе посетили место находки, и Лики согласился с доводами Река, что возраст современного по своему типу скелета человека соответствует возрасту горизонта II.

В феврале 1932 года зоологи К. Фостер Купер (С. Forster Cooper) из Кембриджа и Д. М. С. Уотсон (D. M. S. Watson) из Лондонского университета заявили, что полная сохранность обнаруженного Реком скелета безусловно свидетельствует, что погребение имело место относительно недавно.

Лики согласился с Д. М. С. Уотсоном и К. Фостером Купером в том, что скелет оказался в горизонте II в результате захоронения, но полагал, что оно имело место во времена отложения осадочных пород данного горизонта.

Рис. 12.2. В этом разрезе северного склона Олдувайского ущелья показано, где в 1913 году, в верхней части горизонта II, Ганс Рек нашел полностью сохранившийся скелет человека. Возраст пород горизонта II составляет 1,5–1,7 млн лет.

В своем письме в журнал Nature Лики доказывал, что еще, как минимум, пятьдесят лет назад поверх слоя горизонта II красновато-желтого цвета вполне мог лежать нетронутый слой горизонта III ярко-красного цвета. Если тот, кому принадлежит скелет, был погребен уже после формирования пород горизонта II, то в грунте должны были присутствовать отложения ярко-красного и красновато-желтого цвета одновременно. «В Мюнхене мне посчастливилось лично осмотреть скелет, пока он еще не был извлечен из своей матрицы, – писал Лики. – И я не обнаружил никаких признаков такого смешивания или нарушения структуры грунта».

Тем не менее Купер и Уотсон удовлетворены не были. В июне 1932 года в своем письме в журнал Nature они предполагали, что красноватая галька из горизонта III могла просто потерять свой первоначальный цвет. Это обстоятельство объясняет причину того, что при осмотре окружавшей скелет матрицы они не обнаружили гальку из горизонта III. Однако А. Т. Хопвуд не согласился с ними в том, что галька могла лишиться своего ярко-красного цвета. Отмечая, что верхняя часть горизонта II, в котором был обнаружен скелет, также имела красноватый оттенок, он заявил: «Красноватый цвет матрицы противоречит теории, что какие-либо включения горизонта III могли обесцветиться».

Несмотря на нападки Купера и Уотсона, Рек и Лики оставались, казалось, при своем мнении. Однако в августе 1932 года П. Г. X. Босвэлл (Р. G. H. Boswell) из Имперского колледжа (Imperial College} в Англии опубликовал на страницах Nature статью, которая обескуражила многих.

Профессор Т. Моллисон прислал Босвэллу из Мюнхена образец, который, по его утверждению, являлся частью обрамлявшей скелет породы. Здесь следует заметить, что Т. Моллисон был в этой истории стороной далеко не нейтральной. Еще в 1929 году он с уверенностью утверждал, что скелет принадлежал мужчине племени масаи, которого похоронили не в таком уж далеком прошлом.

Босвэлл утверждал, что полученный от Моллисона образец содержал: «а) округлую гальку ярко-красного цвета, подобную той, что находилась в горизонте III, а также б) осколки конкреционного известняка, идентичного известняку из горизонта V». На этом основании Босвэлл счел, что погребение состоялось уже после образования горизонта V, состоящего из твердых слоев полевого шпата.

Естественно, присутствие в присланном Моллисоном образце гальки ярко-красного цвета горизонта III и осколков известняка горизонта V требует объяснения. В течение целых двадцати лет Рек и Лики проводили тщательные исследования матрицы. Но они не сообщили ни о смешивании пород горизонта III, ни об осколках полевого шпата, хотя и искали доказательства. Удивительно, отчего это невидимые до того красная галька и осколки известняка внезапно стали видны? Ответ напрашивается сам собой. Очевидно, по крайней мере одна из сторон, принимавших участие в открытии и последующей полемике, виновна либо в небрежных наблюдениях, либо в мошенничестве.

Упомянутое выше письмо содержит одно очень интересное утверждение: «Образцы из горизонта II, которые недавно были собраны на «стоянке человека», на том же уровне и в непосредственной близости от места обнаружения скелета, содержат характерные для данного горизонта породы без каких-либо примесей. Они заметно отличаются от образцов естественной матрицы, которые предоставил мюнхенский профессор Моллисон». Все это означает, что образцы, которые Моллисон прислал Босвэллу, вполне возможно, представляют не тот материал, который непосредственно обрамлял обнаруженный профессором Реком скелет.

Тем не менее на основе данных новых исследований Рек и Лики пришли к выводу, что образец матрицы, обрамлявшей скелет, был не чем иным, как грунтом, которым была засыпана могила и который отличался от беспримесных пород горизонта II. Насколько мы можем судить, Рек и Лики не смогли дать удовлетворительного объяснения своей прежней точке зрения, согласно которой скелет был обнаружен в чистых от примесей породах горизонта II, исключавших вероятность ошибки.

Вместо этого Рек и Лики, присоединившись к Босвэллу, Хопвуду и Соломону, сделали заключение: «Весьма высока вероятность того, что скелет переотложился в горизонт II. Это произошло не раньше формирования большого напластования, отделяющего горизонт V от нижних структур».

До сих пор остается загадкой, что побудило Река и Лики изменить свою точку зрения, согласно которой возраст скелета соответствует возрасту пород горизонта II. Вполне возможно, что Рек просто-напросто устал от борьбы с силами, сопротивление которых все нарастало. С открытием пекинского человека и с обнаружением новых ископаемых останков Яванского человека научное сообщество все более единодушно поддерживало идею о том, что переходный тип обезьяны-человека являлся единственным предком современного человека в эпоху среднего плейстоцена. Присутствие анатомически идентичного современному человеку скелета Homo sapiens в горизонте II Олдувайского ущелья представлялось нонсенсом и могло быть объяснено лишь как относительно недавнее захоронение.

Лики же в одиночку продолжал энергично бороться против того мнения, что предками современного человека были яванский человек (Pithecantropus) и пекинский человек (Sinanthropus). Более того, в Кении, в Канаме (Kanam) и Канджере (Kanjera) он сделал новые открытия. По его мнению, найденные там ископаемые остатки предоставили неоспоримые доказательства существования Homo sapiens в эпоху, когда на Земле обитали Pithecantropus и Sinanthropus (а также вид, представленный скелетом Река). Возможно, Лики покинул «поле боя» за вызывавший яростные споры скелет Река потому, что решил сконцентрировать силы на усилении позиций своих собственных находок в Канаме и Канджере.

Это предположение подтверждается одним важным обстоятельством. Заявление Лики об отказе от своей прежней позиции в отношении древности скелета Река было опубликовано в журнале Nature в тот самый день, когда собрались на свое заседание члены специальной комиссии, которые должны были высказаться по поводу находок в Канаме и Канджере. Судьба этих находок в руках открытых оппонентов скелета Река, а именно П. Босвэлла, Д. Д. Соломона, К. Ф. Купера и Т. Моллисона.

Рек и Лики отказались от своего первоначального мнения, что возраст скелета и пород горизонта II был одинаковым. Их новая идея состояла в том, что скелет был захоронен в горизонте II во времена образования горизонта V. Но и в этом случае человек с полностью современным скелетом все же получает аномально древний возраст, так как возраст горизонта V оценивается в 400 000 лет. Однако сегодня большинство ученых полагает, что подобные современным человеческие существа впервые появились около 100 000 назад, о чем свидетельствуют открытия в Пограничной пещере (Border Cave) в Южной Африке.

В нижних слоях горизонта V были обнаружены каменные орудия труда, которые ученые охарактеризовали как «ориньякские». Впервые ученые использовали термин «ориньякская культура» применительно к искусно сработанным предметам материальной культуры кроманьонского человека (Homo sapiens sapiens), обнаруженным в пещере Ориньяк (Франция). По общему мнению, орудиям труда ориньякского типа не более 30 000 лет. Такие же орудия подтверждают гипотезу существования в Африке людей современного анатомического типа (как показывает скелет, найденный Реком) по крайней мере 400 000 лет назад. По другой версии, эти орудия могли принадлежать Homo erectus. Но это значило бы, что умение Homo erectus производить орудия труда было гораздо выше, чем это признается наукой.

В вышедшей в 1935 году книге «The Stone Age Races of Kenya» («Люди каменного века в Кении») Луи Лики повторил свою точку зрения, по которой скелет Река был перемещен в горизонт II с поверхности земли во времена формирования пород горизонта V. Но на сей раз он указал намного более позднее время захоронения. Лики полагал, что скелет Река напоминал скелеты, обнаруженные в Пещере Игр (Gamble's Cave), возраст которых составляет около 10 000 лет. Но если принять гипотезу захоронения в горизонте V, то можно утверждать одно: на основании геологической информации, которой мы располагаем, скелету может быть от 400 000 до нескольких тысяч лет.

Позже Райнер Протч (Reiner Protsch) попытался исправить ситуацию и еще раз определить возраст скелета самостоятельно, на этот раз с помощью радиоуглеродного метода. В 1974 году он сообщил, что возраст скелета составляет 16 920 лет. Однако определение возраста при помощи этого метода имеет свои недостатки.

Прежде всего отсутствует гарантия того, что образец костных останков действительно относился к скелету, который нашел Рек. Череп для проведения тестов казался слишком ценным образцом. Остальная же часть скелета исчезла из Мюнхенского музея во время Второй мировой войны. Директор музея смог представить лишь какие-то маленькие фрагменты кости, которые, по словам Протча, и были частью скелета.

Из всех этих фрагментов Протч сумел собрать весивший 224 грамма образец, составлявший, однако, лишь третью часть от требуемой для проведения анализа стандартной пробы. Хотя в отношении человеческой кости он получил возраст, равный 16 920 годам, проведенное им определение возраста других материалов, взятых на месте обнаружения скелета, дали совершенно другие и отличные друг от друга результаты: одни кости были очень старыми, а другие не очень.

Даже если образец на самом деле был частью скелета Река, то его вполне мог загрязнить современный углерод, сделав его значительно моложе, чем он есть на самом деле. К 1974 году остававшиеся в наличие кости скелета Река (если они ему действительно принадлежали) пылились в хранилищах музея уже более шестидесяти лет. За это время содержащие современный углерод бактерии и другие микроорганизмы могли вызвать значительные изменения в костных фрагментах. Кроме того, современный углерод вполне мог загрязнить кости когда те еще пребывали в земле. Более того, кости подверглись обработке и были пропитаны органическим консервантом (сапоном), содержащим современный углерод.

Протч не описал методы химической обработки, которые он использовал для удаления из образцов современного углерода-14, внесенного салоном и другими не присущими оригиналу веществами. А посему мы не можем знать, какова степень очистки образцов от различных видов загрязнения.

Радиоуглеродный метод применим только к коллагену, то есть к содержащемуся в костях протеину. При этом протеин необходимо аккуратно извлечь из костных останков при помощи метода, обеспечивающего высокую степень очистки. Затем определяют, соответствуют ли аминокислоты («строительные блоки» протеинов) аминокислотам, найденным в коллагене. Если результат положительный, то это может означать, что аминокислоты проникли в костную ткань извне. Аминокислоты, возраст которых отличается от возраста кости, могут исказить результаты радиоуглеродного анализа, сделав исследуемый образец гораздо моложе, чем он есть на самом деле.

В идеале возраст каждой аминокислоты надо определять отдельно. Если возраст каких-либо аминокислот отличается от остальных, значит, исследуемая кость загрязнена и ее возраст не может быть правильно определен с помощью радиоуглеродного метода.

Что касается радиоуглеродных тестов на скелете Река, о результатах которых сообщал Протч, то проводившие анализ лаборатории не могли определять возраст каждой отдельной аминокислоты, так как в начале семидесятых годов нашего века соответствующий метод определения возраста (масс-спектрометрический анализ) еще не применялся. Не знали тогда и способов очищения протеина, применение которых сегодня считается необходимым. Мы можем заключить, что возраст скелета Река, который определил Протч на основе радиоуглеродного метода, не заслуживает доверия. В частности, примененный в то время метод мог сделать возраст скелета значительно меньшим.

Существуют документально зафиксированные случаи, когда радиоуглеродный метод не позволял датировать костные останки из Олдувайского ущелья, давая им значительно меньший возраст. Например, возраст одной кости из горизонтов Верхней Ндуту был определен в 3340 лет, тогда как в действительности пласты Верхней Ндуту, являясь частью горизонта V, имеют возраст от 32 000 до 60 000 лет. Таким образом, применение радиоуглеродного метода, который определил возраст данного образца в 3340 лет, сделало его по крайней мере в десять раз моложе.

В своем отчете о возрасте скелета Река Протч утверждал: «Теоретически ряд фактов говорят против древнего возраста гоминида, например его морфология». Это означает, что современное, с морфологической точки зрения, строение скелета Река стало одной из главных причин, по которой Протч усомнился в соответствии возраста скелета возрасту горизонта II или даже основания горизонта V.

Обсуждая открытия, сделанные в Китае, мы ввели понятие «вероятных возрастных границ» в качестве ориентира для определения возраста спорных образцов. Находящиеся в нашем распоряжении данные позволяют определить возраст скелета Река в границах между 10 000 лет (поздний плейстоцен) и 1 150 000 лет (ранний плейстоцен). Многие данные свидетельствуют в пользу первоначальной датировки горизонта II, которую предлагал профессор Рек. В частности, особенно важным представляется его наблюдение, что тонкие слои осадочных пород горизонта II, в которых непосредственно находился скелет к моменту его обнаружения, были нетронутыми. Против гипотезы более позднего захоронения говорит то, что породы горизонта II были твердыми как скала. В основе утверждений сторонников горизонта V лежат теоретические возражения, спорные свидетельства, сомнительные результаты анализов и в высшей степени неубедительные рассуждения на тему геологии. Тем не менее, если оставить в стороне всю сомнительность радиоуглеродного метода определения возраста образцов, даже сторонники гипотезы горизонта V дают скелету Река возраст до 400 000 лет.
 

Канджерские черепа и канамская челюсть

В 1932 году Луи Лики оповестил мир об открытиях в Канаме и Канджере, вблизи от озера Виктория, в Западной Кении. Он надеялся, что канамская челюсть и канджерские черепа послужат вескими доказательствами существования Homo sapiens в эпоху раннего и среднего плейстоцена.

Когда в 1932 году Лики вместе с Дональдом Мак-Иннесом (Donald Mclnnes) прибыли в Канджеру, они нашли каменные топоры, бедренную кость человека и фрагменты пяти черепов, которые получили соответствующие индексы: Канджера 1–5. Геологический возраст канджерских горизонтов, в которых были обнаружены костные останки человека, соответствует возрасту горизонта IV Олдувайского ущелья, то есть примерно 400 000–700 000 лет. В то же время морфологическое строение фрагментов канджерских черепов вполне современное.

В Канаме Лики сначала нашел зубы мастодонта и один зуб дейнотерия (Deinotherium) – вымершего млекопитающего, похожего на слона, а также несколько грубо сработанных каменных орудий. 29 мая 1932 года сборщик Джума Джитау принес Лики второй зуб дейнотерия. Лики дал указание продолжать раскопки в этом же месте. Работавший в нескольких метрах от Лики Джума Джитау выковырнул блок травертина (известкового туфа) и разломил его киркой. Увидев торчащий из разлома травертина зуб, он показал его Мак-Иннесу, который понял, что зуб принадлежал человеку, и позвал Лики.

Очистив находку от окружавших ее кусочков известкового туфа, они смогли разглядеть переднюю часть нижней челюсти с двумя малыми коренными зубами. Лики решил, что челюсть, происходящая из Канамской формации эпохи раннего плейстоцена, очень похожа на челюсть Homo sapiens, и поспешил сообщить об этом в журнал Nature. Канамские горизонты насчитывают по крайней мере 2 миллиона лет.

Для Лики найденные в Канаме и Канджере ископаемые останки означали, что близкий к современному человеку гоминид существовал в один и тот же период с яванским человеком и пекинским человеком, а может быть, даже раньше. Если это действительно так, то яванский человек и пекинский человек (называемые теперь Homo erectus) не могли быть непосредственными предками современного человека, не говоря уже о пилтдаунском человеке с его обезьяньей челюстью.

В марте 1933 года в Королевском антропологическом институте состоялось заседание отделения биологии человека, посвященное обсуждению открытий Луи Лики в Канаме и Канджере. Председательствовал сэр Артур Смит Вудворд, и двадцать восемь ученых высказывали свои мнения по разделенным на четыре категории данным: геологическим, палеонтологическим, анатомическим и археологическим. Комиссия по геологии пришла к выводу, что возраст канджерских и канамских ископаемых останков человека равен возрасту геологических горизонтов, из которых они были извлечены. Палеонтологическая комиссия решила, что канамские горизонты формировались в эпоху раннего плейстоцена, тогда как возраст канджерских горизонтов соответствует по крайней мере эпохе среднего плейстоцена. Археологическая комиссия отметила присутствие как в Канаме, так и в Канджере каменных орудий труда в тех же горизонтах, где были обнаружены ископаемые останки человека. Анатомическая комиссия не обнаружила в канджерских черепах «каких-либо особенностей, противоречащих типу Homo sapiens». To же самое было сказано и в отношении бедренной кости. О канамской челюсти эксперты-анатомы заметили, что в некоторых отношениях она необычна, но все же «не нашли в образце что-либо несовместимое с типом Homo sapiens».

Вскоре после того, как участники состоявшегося в 1933 году заседания вынесли Луи Лики вотум доверия, Перси Босвэлл стал высказывать свои сомнения по поводу возраста канамских и канджерских находок. Лики, уже бывший свидетелем нападок Босвэлла на возраст скелета Река, решил отвезти его в Африку, чтобы его сомнения рассеялись. Но все сложилось иначе.

По возвращении в Англию Перси Босвэлл опубликовал в Nature отрицательный отзыв об открытиях в Канаме и Канджере. В нем, в частности, говорилось: «К сожалению, точное место обоих открытий отыскать не удалось». Кроме того, Босвэлл счел далеко не однозначными геологические условия. Он заявил, что «обнаруженные там глинистые горизонты претерпели значительные изменения в результате оползней». Босвэлл сделал заключение: «Неопределенные условия открытия... вынуждают меня воздержаться от того, чтобы дать «определенную оценку» человеку из Канама и Канджеры»..

Отвечая на нападки Босвэлла, Лики заявил, что точно указал ему места, где были найдены ископаемые останки. «В Канджере я показал ему точное место расположения остаточной насыпи отложений, где канджерский череп № 3 залегал in situ... факт, что я действительно показал профессору Босвэллу настоящее место находки, подтверждается небольшим фрагментом кости, который там нашли в 1935 году и который подходит к одному из найденных в 1932 году костных осколков».

О месте находки канамской челюсти Лики сказал: «Сначала мы с помощью нивелира Пейса-Уотса определили параметры участка, расположенного прямо напротив западных оврагов Канама. Так мы намеревались определить местоположение с точностью до нескольких футов. И нам это действительно удалось».

Босвэлл высказал предположение, что даже если канамская челюсть и была на самом деле найдена в Канамской формации эпохи раннего плейстоцена, то она должна была каким-то образом попасть туда из верхних слоев. Может быть, в результате «оползня» или через какую-либо трещину. Отвечая на это предположение, Лики позже скажет: «Я не могу принять интерпретацию, которая ни на чем не основана. Ископаемая челюсть дошла до нас в том состоянии, которое во всех отношениях идентично состоянию найденных в том же месте ископаемых останков периода раннего плейстоцена». По заявлению Лики, Босвэлл говорил ему, что был бы готов принять канамскую челюсть за подлинную, если бы не подбородок, по своей структуре столь похожий на человеческий.

Тем не менее точка зрения Босвэлла возобладала. Но в 1968 году южноафриканец Ф.В. Тобиас отметил: «В силу того, что это открытие не было опровергнуто весомыми доказательствами, есть все основания вернуться к этому вопросу». И дискуссия о Канджере развернулась с новой силой. Соня Коул, биограф Лики, записала: «В сентябре 1969 года Луи участвовал в конференции, которая проходила в Париже под эгидой ЮНЕСКО и была посвящена проблеме происхождения Homo sapiens. ...Около 300 участников этой научной встречи согласились с тем, что канджерские черепа относятся к среднему плейстоцену».

Говоря о канамской челюсти, Тобиас подчеркнул: «Все, что заявлял Босвэлл, никоим образом не опровергает и не ослабляет позицию Лики по принадлежности находки к известному геологическому слою».

Ученые по-разному описывают канамскую челюсть с ее современной структурой подбородка. В 1932 году комиссия английских специалистов в области анатомии отметила, что нет причины, по которой челюсть не могла бы принадлежать Homo sapiens. Ведущий британский антрополог сэр Артур Кейт также заявил, что канамская челюсть принадлежит Homo sapiens. Однако еще в сороковых годах он полагал, что челюсть, скорее всего, принадлежала австралопитеку. В 1962 году Филип Тобиас отметил, что канамская челюсть ближе всего к рабатской (Rabat) челюсти, Марокко, которая считается происходящей из позднего периода эпохи среднего плейстоцена. Она близка также к челюстям из Пещеры Очагов (Cave of Hearths), Южная Африка, и из Дайре-Дава (Dire-Dawa), Эфиопия, относящимся к позднему плейстоцену. Согласно Тобиасу, некоторые детали этих челюстей присущи неандертальцу.

В 1960 году Луи Лики перестал утверждать, что канамская челюсть похожа на человеческую. Отказавшись от прежней точки зрения, он заявил, что челюсть принадлежит женской особи зинджантропа (Zinjanthropus), которого он нашел в 1959 году в Олдувайском ущелье. По его мнению, это обезьяноподобное существо первым начало изготавливать орудия труда и, следовательно, было первым настоящим прародителем современного человека. Затем, когда в том же месте были обнаружены останки Homo habilis (человека умелого), Лики недолго думая лишил зинджантропа статуса «первого изготовителя орудий труда», отнеся его к грубым австралопитекам.

В начале 1970-х годов сын Луи, Ричард, работая на берегах кенийского озера Туркана (Turkana), наткнулся на ископаемые челюсти Homo habilis, по своему внешнему виду напоминавшие канамскую челюсть. Так как эти челюсти были обнаружены вместе с ископаемыми останками фауны, аналогичной канамской, Лики-старший снова изменил свою точку зрения и предположил, что челюсть из Канама следует отнести к Homo habilis.

Тот факт, что на протяжении многих лет ученые относили канамскую челюсть практически ко всем известным гоминидам – Australopithecus, Australopithecus boisei, Homo habilis, неандерталец, ранний Homo sapiens, а также современный, с анатомической точки зрения, Homo sapiens, – свидетельствует о трудностях, присущих скрупулезно проводимой работе по классификации ископаемых останков гоминида.

Рис. 12.3. Контуры нижних челюстей, скопированые с опубликованных ранее фотографий (не следуя масштабу оригиналов), за исключением а) и ж), скопированных с рисунков: a) Australopithecus, Омо, Эфиопия; б) Homo erectus, Гейдельберг (Майер), Германия; в) ранний Homo sapiens, Араго, Франция; г) неандерталец, Шанидар, Ирак; д) Homo sapiens rhodesiensis (неандерталоид, по мнению Ф. В. Тобиаса), Пещера Очагов, Южная Африка; е) Homo sapiens sapiens, Пограничная пещера, Южная Африка; ж) Homo sapiens sapiens, современный южноафриканский абориген; з) нижняя челюсть из Канама

Предположение Тобиаса, что канамская челюсть принадлежит одной из разновидностей раннего Homo sapiens с некоторыми чертами, отмечаемыми у неандертальца, получило широкую поддержку. Хотя, как это можно видеть из рис. 12.3, на котором представлены нижняя челюсть из Канама и челюсти других гоминидов, контуры области подбородка у первой (з) похожи на образец, найденный в Пограничной пещере (е), признаваемый за Homo sapiens sapiens, а также на подбородок современного аборигена Южной Африки (ж). У всех отмечаются две основные черты подбородка современного человека, а именно: вогнутость вверху и выступ в основании.

Но даже приняв точку зрения Тобиаса, что канамская челюсть принадлежала неандерталоиду, все же трудно рассчитывать встретить неандертальца в раннем плейстоцене, то есть более 1,9 миллиона лет назад. По предположениям ученых, неандерталоидные гоминиды появились около 400 000 лет назад и вымерли приблизительно 30 000–40 000 лет назад.

Для выяснения возраста челюсти из Канама и черепов из Канджеры сотрудник Британского музея К. П. Окли провел исследования образцов на содержание фтора, азота и урана.

Погребенные в земле кости поглощают фтор. Содержание фтора в канамской челюсти и канджерских черепах было таким же, что и в других костях, происходящих из эпохи раннего и среднего плейстоцена, в формациях которых они были обнаружены. Эти результаты соответствуют гипотезе, по которой костные останки человека из Канама и Канджеры имеют тот же возраст, что и найденные там кости представителей фауны того периода.

Азот входит в состав содержащегося в костях протеина. Обычно с течением времени кости теряют азот. Окли определил, что найденный в Канджере фрагмент черепа 4 содержит его ничтожно малое количество – 0,01 процента, а во фрагменте черепа 3 он вообще отсутствует. Азот не был обнаружен и при анализе двух костей животных. Следы азота, которые были отмечены во фрагменте черепа 4, свидетельствуют о том, что ископаемые остатки человека были «намного моложе» канджерской фауны.

Однако в некоторых отложениях, таких, как глина, азот сохраняется иногда миллионы лет. Таким образом, вполне возможно, что от полной потери азота канджерский фрагмент 4 предохранила глина. В любом случае азот отсутствовал во фрагменте 3 и в образцах ископаемых костей животных из Канджеры. Поэтому возможно, что все ископаемые останки были одного и того же возраста.

Как видно из таблицы 12.1, содержание урана в ископаемых останках человека (8–47 частей на миллион) оказалось ниже, чем в костях фауны из Канджеры. Следовательно, это может служить еще одним подтверждением предположения, что они происходят из одной и той же исторической эпохи.

Таблица 12.1 Содержание урана в ископаемых останках гоминида из Канджеры
 

Идентификация ископаемых останков

Описание образцов

Содержание урана (eU3O8) (частей на миллион)

Канджера № 3

– фрагмент глазницы, in situ

15

 

– правый фрагмент теменной кости, in situ

21

 

– фрагменты черепа, с поверхности

16, 27, 27, 30, 42

 

– фрагмент бедренной кости, с поверхности

8,14

Канджера № 4

– фрагменты лба, с поверхности

11, 21, 35

Фауна

– фрагменты млекопитающих Канджеры

26, 131, 146, 159, 216

Однако среднее содержание урана в человеческих костях составляло 22 части на миллион, тогда как в костных останках животных этот показатель был равен 136 частям. По мнению Окли, существенная разница между этими средними величинами означает, что возраст человеческих костей был «значительно меньше», чем возраст костей животных. Аналогичные результаты по урану были получены и в Канаме.

Сам Окли отмечал, что в разных местах содержание урана в грунтовых водах может быть разным. Например, костные останки животных из Кугаты (Kugata), неподалеку от Канама, относящиеся к эпохе позднего плейстоцена, содержат больше урана, чем канамские ископаемые останки раннего плейстоцена.

Примечательно, что данные по содержанию урана в ископаемых останках, которые в 1974 году сообщил Окли, не были первыми из полученных им. В 1959 году в отчете, опубликованном сразу после обсуждения результатов теста на содержание урана в канамской челюсти, Окли утверждал: «Проведенный нами анализ костей из Канджеры продемонстрировал, что найденные там человеческие черепа соответствуют сопутствующей фауне». Создается впечатление, что результаты первых тестов с костями из Канджеры не удовлетворили Окли, и позже он решил повторить исследования, пытаясь добиться результатов, которые бы его больше устраивали.

Проведенные химические анализы ископаемых останков из Канама и Канджеры позволяют сделать следующие выводы. Результаты тестов на фтор и азот показывают, что возраст человеческих костей сопоставим с возрастом сопутствующей фауны. Однако такая оценка не может быть окончательной. Анализ на содержание урана дал результаты, свидетельствующие, что человеческие кости моложе ископаемых костей представителей сопутствующей фауны. Тем не менее и в данном случае эту оценку можно при желании поставить под сомнение.

В целом результаты химических и радиометрических исследований не исключают возможности, что ископаемые останки человека из Канама и Канджеры во своему возрасту соответствуют сопутствующей фауне. Возраст канджерских черепов, считающихся по своей анатомии современными, соответствует возрасту Олдувайского горизонта IV, то есть 400 000–700 000 лет. Таксономический статус канамской челюсти считается неопределенным. Сегодня ученые не решаются классифицировать ее как анатомически современную, хотя и не утверждают обратное. Если она того же возраста, что и канамская фауна, которая старше горизонта I Олдувайского ущелья, то нижняя челюсть из Канама должна насчитывать более 1,9 миллиона лет.

Рождение австралопитека

В 1924 году Жозефина Сэлмонс, студентка факультета анатомии Витватерсрандского университета города Йоханнесбурга (Южная Африка), однажды увидела череп ископаемого бабуина, лежавший над камином в доме ее друга. С разрешения хозяев она отнесла показать образец своему учителю – д-ру Раймонду А. Дарту (Raymond A. Dart).

Переданный Жозефиной Сэлмонс Дарту череп бабуина нашли в известняковом карьере в Бакстоне (Baxton), поблизости от городка Таунг (Taung), примерно в 200 милях (320 км) от Йоханнесбурга. Дарт попросил своего друга, доктора геологии Р. Б. Янга (R. В. Young), побывать в карьере и посмотреть, нет ли там еще чего-нибудь интересного. Янг сумел найти несколько содержавших костные вкрапления монолитов и отослал их Дарту.

Рис. 12.4.  Слева:  череп  ребенка  Australopithecus, обнаруженный в известняковом карьере поблизости от Таунга (Южная Африка). Справа: череп молодой гориллы.

Два ящика с ископаемыми были доставлены адресату в тот день, когда в доме Дарта отмечали свадьбу его друга. Жена Дарта умоляла его не прикасаться к прибывшему грузу до окончания торжества, но Дарт не выдержал и решил ящики открыть. Сделав это, он увидел нечто, что его удивило и очень обрадовало: «Среди прочего был фактически полный слепок полости черепной коробки. Своего рода слепок мозга размером как у крупной гориллы». Кроме того, в ящиках лежал кусок скальной породы, содержавший кости лица.

Когда гости разошлись по домам, Дарт приступил к кропотливой работе по извлечению костей из каменной матрицы. Не имея специальных инструментов, он воспользовался вязальными спицами своей жены. «Вдруг мне открылось, – писал Дарт, – лицо ребенка. Череп имел полный набор молочных зубов, тогда как коренные только начинали расти. Вряд ли в те рождественские дни кто-нибудь так гордился своим ребенком, как я своим таунгским «чадом!»

Освободив кости от каменного обрамления, Р. А. Дарт реконструировал череп (рис. 12.4) и нашел мозг таунгского ребенка неожиданно большим – около 500 кубических сантиметров. Заметим, что средний объем мозга крупного взрослого самца гориллы достигает только 600 кубических сантиметров. Ученый отметил, что у черепа отсутствуют выраженные надбровные дуги, а его зубы чем-то напоминают человеческие. Дарт обратил внимание также на то, что затылочное отверстие, соединяющее спинной и головной мозг, было смещено к центру основания черепа, как у человека, а не назад, как это бывает у взрослых особей обезьян. Ученый счел это признаком существа прямоходящего. Для Дарта это ясно указывало на то, что исследуемый экземпляр являлся человеческим предком.

Дарт отправил в Nature, престижный британский научный журнал, статью. В ней он утверждал, что «образец имеет большое значение, так как представляет собой вымершую породу обезьян, которая являлась переходной формой между современными антропоидами и человеком». На основании найденных там же костных останков животных он сделал вывод, что возраст находки составляет около миллиона лет. Он дал ребенку из Таунга имя Australopithecus africanus – «южная обезьяна из Африки». Дарт считал, что австралопитек был прародителем всех других гоминидов.

В Англии сэр Артур Кейт и сэр Артур Смит Вудворд, ознакомившись с докладом Дарта, отнеслись к нему крайне осторожно. А. Кейт полагал, что Australopithecus относится к роду шимпанзе и горилл.

Грэфтон Элиот Смит был еще более критичен. В мае 1925 года, читая лекцию в университетском колледже, он заявил: «К сожалению, Дарт не имел в своем распоряжении черепов молодых шимпанзе, горилл и орангутанов, чей возраст соответствовал бы возрасту таунгского черепа. Если бы они у него были, то он догадался бы, что положение и осанка головы, форма челюстей и многие детали носа, лица и черепа, на которых он строил свое предположение о близком родстве австралопитека и человека, имеют похожие особенности в анатомии молодых горилл и шимпанзе». Критические взгляды Грэфтона Элиота Смита не потеряли своих сторонников и по сей день. Как мы увидим, несмотря на то, что многие видят в австралопитеке предка современного человека, некоторые ученые продолжают сомневаться.

Дарт не ожидал такого холодного приема в британских научных кругах. И на многие годы замолчал, прекратив охотиться за ископаемыми останками. Ведомые сэром Артуром Кейтом британские ученые оставались в оппозиции австралопитеку вплоть до конца 1930-х годов. Тогда Кейт делал ставку на пилтдаунского человека, геологический возраст которого считался равным возрасту таунгского образца. Череп пилтдаунского человека был похож на череп Homo sapiens. Это обстоятельство не давало причислить австралопитека с его обезьяньей челюстью к человеческим предкам.

Когда Дарт покинул поле боя, в схватку за утверждение статуса австралопитека как предка человека вступил д-р Роберт Брум, который проявлял повышенный интерес к проблеме. Как только стало известно о находке таунгского ребенка, Брум бросился в лабораторию Дарта. Дарт рассказывал: «Он порывисто подошел к стеллажу, на котором покоился череп, и упал на колени «в знак преклонения перед нашим предком», как он его стал величать». Между тем британская наука, прежде чем «падать на колени», сначала хотела получить образец взрослого австралопитека. И в начале 1936 года Роберт Брум торжественно объявил, что ему это удалось сделать.

17 августа 1936 года инспектор известнякового карьера в Стеркфонтейне (Sterkfontein) Г. В. Барлоу передал Роберту Бруму обнаруженный слепок головного мозга взрослого австралопитека. Позже Брум отправился к месту находки и подобрал несколько фрагментов, с помощью которых сумел реконструировать череп, назвав его обладателя Plesianthropus transvaalensis. Считается, что возраст пород, где была обнаружена находка, составляет 2,2–3 миллиона лет.

Затем были другие находки, в том числе нижняя часть бедренной кости (ТМ 1513). В 1946 году Роберт Брум и Г. У. X. Шеперс (G. W. Н. Schepers) описали это бедро как по существу человеческое. У. Е. Ле Грос Кларк, поначалу скептически относившийся к этому описанию, позже признал, что данная кость «так похожа на бедренную кость человека, что практически от нее неотличима». В 1981 году эту точку зрения подтвердила Кристина Тардье (Christine Tardieu), заявившая, что основные черты бедренной кости из Стеркфонтейна «присущи бедру современного человека». Так как бедренная кость ТМ 1513 была обнаружена отдельно от других костных останков, нет полной уверенности, что она относится к австралопитеку. Следовательно, вполне вероятно, что она могла принадлежать более развитому гоминиду, возможно, анатомически близкому современному человеку.

8 июня 1938 года Барлоу передал Бруму фрагмент неба с одним коренным зубом. На вопрос Брума, откуда происходит находка, Барлоу ответил уклончиво. Несколькими днями позже Роберт Брум вновь посетил Барлоу и настоял, чтобы тот открыл ему место находки ископаемого.

Барлоу сообщил Бруму, что фрагмент он получил от местного школьника, Герта Тербланша. Встретившись с Гертом, Брум получил от него несколько ископаемых зубов, после чего они вместе отправились на находившуюся неподалеку ферму Кромдраай (Kromdraai), где мальчик подобрал эти зубы. Там Бруму удалось найти несколько черепных фрагментов. Брум частично реконструировал череп и понял, что он отличается от стеркфонтейнского австралопитека. Новому существу он дал имя Paranthropus robustus. Сегодня считается, что возраст геологических пород в Кромдраае лежит между 1 и 1,2 миллиона лет.

В Кромдраае Роберт Брум отыскал также фрагменты плеча и локтя. Хотя ученый и отнес их к грубому австралопитеку, называемому парантропусом (Paranthropus), он сказал: «Будь они найдены отдельно друг от друга, любой анатом классифицировал бы их как несомненно человеческие». В 1972 году Г. М. Мак-Генри (МсНеnrу) провел исследование плечевой кости ТМ 1517 из Кромдраая, по результатам которого «отнес ее к человеческому типу». Ранее Мак-Генри исследовал плечевую кость австралопитека из Кооби Фора (Koobi Fora), Кения, сделав заключение, что к человеческому типу ее отнести нельзя. Таким образом, сравнивая два образца, логично предположить, что плечевая кость ТМ 1517 из Кромдраая имела отношение не к грубому и могучему австралопитеку, а к какому-то другому существу. Не исключено, что фрагменты плеча и локтя из Кромдраая, а также бедренная кость из Стеркфонтейна принадлежали более развитым гоминидам, которые, с анатомической точки зрения, могли походить на современных людей.

Вторая мировая война прервала раскопки, которые Роберт Брум вел в Южной Африке. После окончания войны д-р Брум и Д. Робинсон (J. N. Robinson) нашли в Сварткрансе (Swartkrans) ископаемые останки мощного австралопитека, которого назвали Paranthropus crassidens. Это существо имело большие крепкие зубы и костяной гребень в верхней части черепа. Гребень служил своего рода креплением для мощных челюстных мышц.

В Сварткранской пещере Брум и Робинсон отыскали челюсть другого вида гоминида. Они отнесли эту челюсть SK 15, менее крупную и более человекоподобную, чем у Paranthropus crassidens, к новому гоминиду, которого они назвали Telanthropus capensis. Сегодня считается, что возраст сварткранской складки 1, где были обнаружены все костные останки парантропа, колеблется от 1,2 до 1,4 миллиона лет. Геологический возраст складки 2, где была найдена нижняя челюсть телантропа, лежит в пределах 300 000–500 000 лет. В 1961 году Робинсон переклассифицировал сварткранскую челюсть, отнеся ее к Homo erectus.

В том же Сварткрансе Брум и Робинсон нашли еще одну нижнюю челюсть, которая походила на человеческую. Фрагмент нижней челюсти SK 45 происходил из отложения, где были обнаружены ископаемые останки парантропа. В 1952 году Брум и Робинсон заявили: «По форме данная челюсть больше походит на человеческую, чем на челюсть телантропа». Позже Робинсон все же отнесет челюсть SK 45 к телантропу, а потом и к Homo erectus. Но есть основания, хотя и довольно спорные, для рассмотрения других вариантов.

В послевоенные годы Брум раскопал в Стеркфонтейне еще один череп австралопитека St 5 (рис. 12.5). Позднее он отыскал останки взрослой женской особи австралопитека St 14, в том числе фрагменты костей таза, позвоночного столба и ног. На основании их морфологии, а также определенных особенностей строения черепов из Стеркфонтейна Роберт Брум пришел к выводу, что австралопитек был существом прямоходящим.

Рис. 12.5.  Слева: череп  STS 5  Plesianthropus (Australopithecus) transvaalensis, найденный Робертом Брумом в Стеркфонтейне, Южная Африка. Справа: череп женской особи шимпанзе.

В 1925 году Раймонд А. Дарт исследовал горную выработку в Макапансгате (Makapansgat), Южная Африка. На основании найденных им потемневших костей он предположил, что гоминиды умели пользоваться огнем. В 1945 году Филип В. Тобиас, который учился на курсе д-ра Дарта в Витватерсрандском университете, нашел в пещерных отложениях Макапансгата череп вымершего бабуина и показал его своему учителю. В 1947 году, после двух десятилетий научного затворничества, Дарт сам решил возобновить охоту за костями австралопитека в Макапансгате.

В Макапансгате Дарт обнаружил фрагменты черепа австралопитека и другие кости, а также следы пользования огнем. Поэтому он назвал существо, которое там обитало, Australopithecus prometheus, по имени мифологического героя Прометея, похитившего у богов огонь. Сегодня Australopithecus prometheus наряду с таунгскими и стеркфонтейнскими образцами классифицируется как Australopithecus africanus. Он отличается от могучих и грубых австралопитеков Кромдраая и Сварткранса.

В Макапансгате Дарт нашел сорок два черепа бабуинов. У двадцати семи из них была разбита лицевая часть. У семи имелись значительные повреждения на левой стороне лица. На этом основании Дарт создал мрачный портрет Australopithecus prometheus как антропоида-убийцы, крушившего примитивными костяными орудиями головы бабуинов и жарившего их мясо на кострах Макапансгатской пещеры.

«Предшественники человека, – подчеркивал Дарт, – отличались от живших в то время обезьян тем, что были закоренелыми убийцами. Эти плотоядные существа охотились за живой добычей, ловили и забивали ее до смерти, разрывали на части тела и разламывали кости пойманных животных, утоляя жажду теплой кровью своих жертв и жадно насыщаясь их еще трепещущей плотью».

Однако сегодня палеоантропологи представляют австралопитека простым падальщиком, а не охотником, умеющим обращаться с огнем. Тем не менее новые открытия Брума и Дарта убедили известных и влиятельных ученых, особенно в Великобритании, в том, что Australopithecus не был одной из разновидностей ископаемых обезьян, а являлся настоящим предком современного человека.
 

Zinjanthropus

Следующие важные открытия принадлежат Луи Лики и его второй жене Мэри. 17 июля 1959 года Мэри Лики обнаружила на участке FLK в горизонте I Олдувайского ущелья раздробленный череп молодого гоминида. Когда фрагменты соединили, взору Луи и Мэри Лики предстало существо с костяным стреловидным гребнем вдоль черепа. В этом отношении находка очень напоминала Australopithecus robustus. Однако супруги Лики решили выделить гоминида в новый вид, так как его зубы были значительно крупнее, чем у всех обнаруженных ранее в Южной Африке экземпляров Australopithecus robustus. Свою находку Лики назвали Zinjanthropus boisei (зинджантроп). Zinj – название Восточной Африки на местном наречии, а слово boisei напоминает о мистере Чарльзе Бойсе, одном из первых спонсоров Лики. Кроме черепа супруги Лики обнаружили каменные орудия, что дало им основание назвать зинджантропа первым мастером, а следовательно, и первым «настоящим человеком».

Ненадолго Лики стал суперзвездой в палеоантропологии. Национальное географическое общество США стало выделять ему денежные субсидии, помещать его статьи в различных иллюстрированных изданиях, а также предоставило ему возможность выступать на телевидении и ездить с лекциями по всему миру.

Но, несмотря на такую рекламу, век зинджантропа был недолог. Биограф Лики Соня Коул отмечала: «Постоянная поддержка членов Национального географического общества была нужна, но стоило ли Лики прилагать столько усилий, чтобы убедить их в том, что Zinjanthropus подходит на роль первого кандидата в предки современного человека? Даже непрофессионалу при взгляде на череп зинджантропа было ясно: Zinj, с его гориллоподобным гребнем и огромными надбровными дугами, больше похож на мощного австралопитека из Южной Африки, чем на современного человека, с которым, честно говоря, он имел весьма отдаленное сходство».
 

Человек умелый

В 1960 году, примерно через год после открытия зинджантропа, сын Лики Джонатан нашел поблизости от первой находки череп другого гоминида ОН 7 и тут же костные фрагменты руки. В том же году были найдены и кости стопы гоминида ОН 8. В последующие годы были сделаны новые находки, главным образом зубы и фрагменты костей черепа и челюсти. Ископаемые «предки» получали красочные имена: Ребенок Джонни, Джордж, Синди и Твигги. Некоторые кости были обнаружены в нижней части горизонта II Олдувайского ущелья.

Рис. 12.6. Согласно Луи Лики, ни Australopithecus, ни Homo erectus не были предками современных людей. Возможно, что неандертальцы, указывал Лики, появились в результате скрещивания Homo erectus и Homo sapiens. И в наши дни вокруг деталей эволюции человека не утихают острые дискуссии. Но большинство палеоантропологов поддерживают ту точку зрения, что первичным звеном в родословной человека был один из австралопитеков, который, в свою очередь, привел к появлению Homo habilis, Homo erectus и раннего Homo sapiens. От последнего и произошли неандертальцы и современные люди

Южноафриканский анатом Филип Тобиас определил, что объем черепной коробки ОН 7 равен 680 кубическим сантиметрам, то есть он гораздо больше, чем у зинджантропа, с его 530 кубическими сантиметрами. Он превосходил даже самый крупный череп австралопитека, размер которого составлял около 600 кубических сантиметров. При этом ОН 7 был по крайней мере на 100 кубических сантиметров меньше самого маленького черепа Homo erectus.

Луи Лики решил, что именно теперь, на нижних уровнях Олдувайского ущелья, он натолкнулся на настоящего первого изготовителя орудий труда – настоящего первого человека. Больший по объему мозг подтверждал его статус. Лики назвал это существо Homo habilis, что значит «человек умелый».

После открытия человека умелого зинджантропа «понизили» до уровня Australopithecus boisei, более грубой разновидности Australopithecus robustus. Обе эти разновидности австралопитека имели на черепе стреловидные гребни. Они считаются не прародителями современного человека, а тупиковыми ветвями на эволюционном древе гоминидов.

Наличие стреловидных гребней портило все дело. Они имеются у самцов горилл и некоторых самцов шимпанзе, тогда как женские особи этих видов обезьян таких «украшений» не носят. По этой причине в 1971 году Мэри Лики высказала сомнение: «Все же необходимо решить, являются ли Australopithecus robustus и Australopithecus africanus представителями мужской и женской особей одного и того же вида». Если на этот вопрос будет дан положительный ответ, значит, целые поколения ученых пребывали в заблуждении относительно статуса австралопитеков.

Открытие в Олдувайском ущелье человека умелого, существа, жившего в одну эпоху с австралопитеками, но имевшего больший по объему мозг, Луи Лики счел великолепным доказательством того, что Australopithecus не является предком человека по прямой линии (рис. 12.6). Австралопитеки – это просто-напросто боковая эволюционная ветвь. А так как считается, что Homo erectus – потомок австралопитека, его также следует исключить из числа человеческих предков.

Но куда же отнести неандертальцев? По мнению многих научных авторитетов, они являются переходной формой между Homo erectus и Homo sapiens. Но Лики давал другое объяснение: «Не являются ли они результатом скрещивания Homo sapiens и Homo erectus?». На это можно было бы возразить, что такое скрещивание привело бы к появлению гибридов, неспособных к видовому воспроизводству. Но Лики привел в пример американских бизонов, которые скрещиваются с обыкновенными буренками, дающими способное к воспроизводству потомство.
 

Две плечевые кости

В 1965 году Брайан Паттерсон (Bryan Patterson) и У. У. Хоуэллс (W. W. Howells) в кенийском местечке Канапои (Kanapoi) обнаружили плечевую кость Homo sapiens, удивительно похожую на кость современного человека. В 1977 году французские рабочие нашли похожие плечевые кости в Гомборе (Gombore), Эфиопия.

Плечевая кость из Канапои KP 271

Фрагмент из Канапои, представлявший неповрежденную нижнюю часть плечевой кости, был обнаружен на поверхности. Но геологическое отложение, к которому он относился, насчитывает около 4,5 миллиона лет.

При осмотре находки Брайан Паттерсон и У. У. Хоуэллс заметили, что найденная плечевая кость отличается от костей гориллы, шимпанзе и австралопитеков, но похожа на кость человека. Они отметили, что «среди людей современного типа есть такие, которые по своим размерам... практически полностью соответствуют гоминиду I из Канапои».

Паттерсон и Хоуэллс даже не могли себе представить, что плечевая кость из Канапои могла принадлежать современному, с точки зрения анатомии, человеку. Но все же если 4–4,5 миллиона лет назад в Канапои жил анатомически современный человек, то он вполне мог иметь точно такую, как найденная, плечевую кость.

Новые данные, подтверждающие человекоподобную морфологию плечевой кости из Канапои, поступили от антропологов Генри М. Мак-Генри и Роберта К. Корручини (Robert С. Corruccini) из Калифорнийского университета. Они пришли к заключению, что «канапойская плечевая кость практически неотличима от плеча современного человека» и «свидетельствует об очень раннем появлении локтя, до мельчайших деталей похожего на локоть Homo sapiens».

В результате проведенного в 1975 году исследования антрополог К. Е. Окснард (С. Е. Oxnard) согласился с этим выводом. Он утверждал: «Мы можем твердо заявить, что ископаемая плечевая кость из Канапои очень похожа на человеческую». На этом основании он сделал предположение, что, как считал и Луи Лики, австралопитеки не являлись основной ветвью на эволюционном древе человечества. Если же принять австралопитека за предка современного человека, то возникает лишенная логики последовательность: человеческая плечевая кость из Канапои – плечевая кость австралопитека (по всем параметрам менее «человеческая») – плечевая кость, снова имеющая больше человеческих черт.

Плечевая кость из Гомбора, которая насчитывает около 1,5 миллиона лет, была обнаружена вместе с грубыми каменными орудиями труда. В 1981 году Бриджит Сенат (Briggite Senut) заявила, что плечо из Гомбора «неотличимо от плеча современного человека». Итак, теперь в нашем распоряжении две очень древние плечевые кости, которые должны пополнить список доказательств, противоречащих ныне существующему сценарию эволюции человека. Речь идет о плечевой кости из Канапои (4–4,5 миллиона лет), Кения, и плечевой кости из Гомбора (1,5 миллиона лет), Эфиопия. Они являются подтверждением той точки зрения, что на протяжении многих тысячелетий люди современного типа жили бок о бок с другими человекообразными и обезьяноподобными существами.
 

Открытия Ричарда Лики

В 1972 году сын Луи Лики Ричард в окрестностях кенийского озера Туркана раскопал раздробленный человеческий череп. Жена Ричарда Мив, по профессии зоолог, реконструировала череп, которому был присвоен индекс ER 1470. Вместимость черепной коробки превышала 810 кубических сантиметров, то есть ее объем был больше, чем у грубых австралопитеков. Сначала Ричард Лики пребывал в нерешительности относительно того, к какому виду следует отнести ER 1470, но в конце концов назвал его Homo habilis. Найденный череп залегал ниже туфа KBS – породы вулканического происхождения, возраст которой оценивается в 2,9 миллиона лет (по калий-аргоновому методу). На этом основании был сделан вывод, что черепу 2,9 миллиона лет, то есть столько же, сколько самому древнему австралопитеку. Позже возраст туфа KBS был поставлен под сомнение и было установлено, что ему меньше 2 миллионов лет.

Череп ER 1470

На некотором расстоянии от места обнаружения черепа ER 1470, но на том же уровне палеонтолог из Национального музея Кении Джон Харрис (John Harris) нашел две похожие на человеческие бедренные кости. Он обратился к Ричарду Лики за консультацией, и тот ответил, «что данные бедренные кости непохожи на кости австралопитека, но чудесным образом напоминают человеческие». Другим занятым в раскопках людям тоже удалось найти бедренные кости, отличавшиеся от костей Homo erectus.

Первой бедренной кости с сопутствующими фрагментами большой и малой берцовых костей был дан индекс ER 1481, а второй – ER 1472. Еще один фрагмент бедренной кости был каталогизирован как ER 1475. Все эти ископаемые костные останки были отнесены к Homo habilis.

Но в одном научном журнале Лики заявил, что эти костные фрагменты ног «трудно отличить от костей Homo sapiens в силу большого разнообразия этого вида». В своей статье, опубликованной в журнале National Geographic, Лики подтвердил эту точку зрения, подчеркнув, что кости ног «были почти неотличимы от костей современного человека». С заключением Лики согласились многие другие ученые. Б. А. Вуд (В. A. Wood), анатом медицинской школы больницы Charing Cross в Лондоне, заявил, что бедренные кости «относятся к двигательному аппарату современного человека».

Бедренные кости  ER 1472 и
ER 1481 c фрагментами a-d

И хотя многие ученые не могут такого даже представить, вывод напрашивается сам собой: бедренные кости, найденные в Кооби Фора, принадлежат некоему гоминиду, жившему на территории Африки около двух миллионов лет назад и очень похожему на современного Homo sapiens.

Находка бедренных костей ER 1472 и ER 1481 говорит о том, что не только XIX век был богат выдающимися открытиями. С удивительной регулярностью их продолжают делать и в наше время. Потенциальные находки лежат, можно сказать, прямо у нас под носом, хотя едва ли каждый сможет понять, чем они на самом деле являются. Только на основе африканских находок мы заполнили целый каталог: скелет Река, канамская челюсть, канджерские черепа, канапойская плечевая кость и гомборская плечевая кость, а теперь и бедренные кости с озера Туркана. Все эти ископаемые ученые относят либо к Homo sapiens, либо описывают их как человекоподобные. За исключением канджерских черепов эпохи среднего плейстоцена, все остальные образцы относятся к раннему плейстоцену или плиоцену.
 

Таранная кость ER 813

В 1974 году Б. А. Вуд описал таранную кость, найденную на берегу озера Туркана. Она залегала между туфом KBS и туфом Кооби Фора. Он сравнил ископаемую таранную кость под индексом ER 813 с соответствующими костями современных людей, горилл, шимпанзе и других приматов. «Больше всего образец ER 813 соответствовал современному человеку», – заключил ученый.

Возраст похожей на человеческую таранной кости 1,5–2 миллиона лет, то есть он примерно соответствует периоду существования Australopithecus robustus, Homo erectus и Homo habilis.

В следующем выступлении Б. А. Вуд заявил, что проведенные им исследования «подтвердили сходство таранной кости KNM-ER 813 с костью современного человека» и показали, что она лишь «незначительно отличается от таранных костей ныне живущих бушменов». Таким образом, можно предположить, что KNM-ER 813 вполне могла принадлежать анатомически близкому к современному человеку существу, жившему в эпоху раннего плейстоцена или позднего плиоцена.

Если таранная кость KNM-ER 813 на самом деле принадлежала очень похожему на современных людей существу, то она, как и бедренные кости ER 1481 и ER 1472, занимает надлежащее место в длинном ряду находок, которым миллионы лет. И в этом относящемся к родословной современного человека ряду нет таких гоминидов, как Australopithecus, Homo habilis и Homo erectus.
 

ОН 62: мог бы настоящий Homo habilis встать, если бы его об этом попросили?

Художники на основе ископаемых останков и информации, полученной от палеоантропологов, обычно изображали Homo habilis в виде существа с человеческим телом и обезьяньей головой (рис. 12.7).

Рис. 12.7. Слева: после того как в  Олдувайском  ущелье  в  1987 году был обнаружен OH 62, Homo habilis стали изображать иначе, гораздо меньше ростом и более обезьяноподобным.
    Справа:  Homo habilis, как его представляли  до 1987 года. За исключением  головы,  по своей анатомии Homo habilis похож на человека.

Этот в высшей степени умозрительный образ Homo habilis просуществовал до 1987 года, когда Тим Уайт (Tim White) и Дон Йохансон (Don Johanson) впервые в Олдувайском ущелье обнаружили кости тела вместе с черепом особи Homo habilis (ОН 62). Найденные скелетные останки свидетельствовали, что существо было только 3,5 фута (1 м) ростом и имело довольно длинные руки. С учетом этих находок Homo habilis стали изображать более обезьяноподобным, чем раньше.

Дон Йохансон и его коллеги пришли к выводу, что скорее всего к человеку умелому были ошибочно отнесены многие фрагменты конечностей, найденные до 1987 года.

Находка ОН 62 подтверждает наше предположение, что бедренные кости ER 1481 и ER 1472 из Кооби Фора, описанные как имеющие большое сходство с современным Homo sapiens, на самом деле могли принадлежать анатомически современному человеку, жившему в эпоху позднего плиоцена. Раньше некоторые ученые считали, что они относятся к Homo habilis. Теперь же новый взгляд на Homo habilis делает эту гипотезу несостоятельной. Но может быть, кости принадлежали Homo erectus? Д. Э. Кеннеди (G. Е. Kennedy), к примеру, относил образец ER 1481 к Homo erectus. Однако Е. Тринкхаус (Э. Thrinkhouse) отметил, что ключевые параметры этой бедренной кости, за одним исключением, соответствуют характеристикам этой же кости анатомически современного человека.

Открытие ОН 62 привело к тому, что перед учеными возникла проблема эволюционной связи между новым, более обезьяноподобным, чем это считалось раньше, Homo habilis и Homo erectus. Ведь дело в том, что эти два вида разделяют приблизительно 200 000 лет. Но трансформация Homo habilis-Homo erectus предполагает большие морфологические изменения, в том числе и значительное изменение в размерах. Ричард Лики провел соответствующие расчеты на основе общих закономерностей увеличения человеческого роста. Они показали, что обнаруженная в 1984 году подростковая особь Homo erectus KNM-WT-15000 должна была бы в зрелом возрасте иметь рост более 6 футов (180 см). С другой стороны, рост взрослой особи ОН 62 достигал всего лишь 3,25 фута (99 см). В целом, превращение менее чем за 200 000 лет маленького обезьяноподобного существа ОН 62 в крупного и более человекоподобного KNM-WT-15000 представляется невероятным.

Тем не менее возможность такой трансформации может быть принята сторонниками модели неравномерного эволюционного развития. В отличие от приверженцев модели постепенного эволюционного развития они утверждают, что эволюция протекает скачкообразно, в результате изменений, происходящих в короткие промежутки времени, за которыми следует продолжительный период покоя. Поэтому сторонники «неравномерной эволюции» допускают сосуществование всего многообразия контрастных аномалий, одной из которых, по их мнению, может являться превращение Homo habilis в Homo erectus.

«Маленький рост ОН 62, – утверждают сделавшие открытие ученые, – наводит на мысль, что существующие представления об эволюции человека при постепенном увеличении его размеров основаны скорее на ошибочных взглядах сторонников этой теории, чем на фактах». Но то же самое можно сказать и в отношении приверженцев теории «неравномерного развития». Данные палеонтологии, если принимать их в целом, говорят, что различные человекообразные и обезьяноподобные существа, в том числе похожие на современных людей, сосуществовали на протяжении всего плейстоцена, а может быть, и раньше.

Так долго существовавший образ Homo habilis оказался под вопросом не только в связи с новыми находками, каковой является ОН 62. Дело в том, что и ранее сделанные находки, относящиеся к Homo habilis, сначала характеризовались авторитетными учеными как «человекоподобные». Тем не менее потом их точка зрения изменилась, и они стали характеризовать их как «обезьяноподобных».

Как мы уже отмечали, в горизонте I Олдувайского ущелья был найден полный скелет стопы (ОН 8). Эту стопу, возраст которой оценивается в 1,7 миллиона лет, ученые сначала отнесли к Homo habilis. Но в 1964 году М. X. Дэй и Ж. Р. Напьер заявили, что ОН 8 очень напоминает стопу современного Homo sapiens. Поэтому облик человека умелого (Homo habilis) стали представлять более близким к человеческому.

Однако анатом О. Д. Льюис из медицинского колледжа при больнице св. Варфоломея в Лондоне показал, что данная стопа больше похожа на стопу шимпанзе или гориллы, так как, по его мнению, она была приспособлена для жизни на деревьях. Это заключение создает для эволюционистов проблему. Оно, естественно, никоим образом не может способствовать пропаганде их взглядов. Сторонникам теории эволюции не хотелось, чтобы в обществе сложился такой образ предполагаемого человеческого предка, как Homo habilis, с удивительной ловкостью карабкающийся по деревьям при помощи прекрасно приспособленных для этих упражнений стоп. Им больше хотелось бы видеть в нем высокое существо, смело шагающее по просторам африканской саванны.

Результаты проведенного Льюисом исследования стопы ОН 8 позволяют сделать вывод, что Homo habilis на самом деле был намного более похож на обезьяну, чем принято считать. Находка ОН 62 подтверждает это предположение. Можно сделать и другой вывод: стопа ОН 8 принадлежала не Homo habilis, a Australopithecus. Именно этой точке зрения и отдал предпочтение Льюис.

В течение многих лет разные ученые описывали стопу ОН 8 как 1) человеческую; 2) обезьянью; 3) занимающую промежуточное положение между человеком и обезьяной; 4) отличную как от человеческой, так и от обезьяньей; 5) как похожую на стопу орангутана. Это еще одна особенность палеоантропологических находок – их многочисленные толкования часто противоречат друг другу. Приверженность ученых каким-либо определенным взглядам часто предопределяет, какая именно точка зрения будет преобладать в конкретный момент.

В Олдувайском ущелье была также найдена кисть руки ОН 7 Homo habilis. В 1962 году Напьер решил, что по некоторым характерным признакам, в частности по кончикам пальцев, она похожа на человеческую. Но как и в случае со стопой ОН 8, последующие исследования продемонстрировали, что кисть ОН 7 больше похожа на обезьянью. Под вопросом оказались либо принадлежность данной находки к Homo habilis, либо общепринятый образ этого существа, который возник после первичной интерпретации принадлежности кисти ОН 7. Обезьяньи особенности строения кисти ОН 7 позволили Рэнделлу Л. Сасману (Randall L. Susman) и Джеку Т. Стерну (Jack Т. Stern) предположить, что она предназначена «для лазания по деревьям».

Другими словами, Homo habilis (или же существо, которому принадлежала кисть ОН 7) мог проводить достаточно много времени на деревьях. Этот обезьяноподобный образ отличается от человекоподобного портрета Homo habilis, а также других предполагаемых предков современного человека, которые можно встретить на страницах иллюстрированных изданий издательства Time-Life и в телепрограммах Национального географического общества США.

В связи с противоречивым характером интерпретаций находок, связанных с Homo habilis, некоторые исследователи стали считать необоснованным «выдвижение» этого существа в качестве «первого кандидата» на роль прародителя современного человека.

Если костные останки, относимые к Homo habilis, в действительности этому виду не принадлежали, то возникает вопрос: кому же? Т. Д. Робинсон уверен, что Homo habilis появился на свет в результате ошибки, когда были смешаны костные останки, принадлежавшие Australopithecus africanus и Homo erectus. Некоторые другие ученые придерживались мнения, что все кости Homo habilis относятся к австралопитеку.

Итак, мы видим, что Homo habilis реален не более, чем мираж в пустыне: то он похож на человека, то на обезьяну; то он есть, то его нет. И зависит это от позиции наблюдателя. Принимая во внимание многие противоречащие друг другу точки зрения, мы пришли к выводу, что ископаемый материал по проблеме Homo habilis в действительности относится к нескольким видам: к небольшому обезьяноподобному австралопитеку, обитающему на деревьях (ОН 62 и некоторые образцы из Олдувайского ущелья); к примитивному человеку (череп ER 1470); наконец к современному по своей анатомии Homo sapiens (бедренные кости ER 1481 и ЕЕ 1472).
 

Окснард критикует австралопитека

Homo habilis не единственный прародитель современного человека, который постоянно находится под огнем критики. По мнению большинства палеоантропологов, Australopithecus являлся прямым предком человека и имел человекоподобное тело. Сторонники этой точки зрения утверждают, что австралопитек был существом прямоходящим и передвигался так же, как современные люди. Но некоторые ученые с самого начала стали возражать против такого образа австралопитека. Известные английские исследователи, в том числе и сэр Артур Кейт, утверждали, что австралопитек был не гоминидом, а разновидностью обезьяны.

Рис. 12.8. Большинство ученых описывают австралопитека как двуногое существо, ведущее наземный образ жизни и похожее на человека с головы до ног. Однако результаты исследований, проведенных Цукерманом и Окснардом, говорят о том, что австралопитек был гораздо больше похож на обезьяну. Хотя он и мог передвигаться по земле на двух ногах (слева), «на деревьях он также чувствовал себя как дома: мог лазать, раскачиваться, совершать акробатические прыжки и, возможно, висеть на передних конечностях» (справа). Присущие австралопитеку морфологические особенности вызвали у Цукермана и Окснарда сомнения в том, что он мог быть предком современного человека. Иллюстрации: Миль Трипле.

     

Такое отношение сохранялось до начала 1950-х годов, когда благодаря новым находкам ископаемых останков австралопитека и низвержению пилтдаунского человека человекообразный австралопитек занял собственную нишу в палеоантропологии.

Но даже после того как большинство ученых признали в нем гоминида и прямого предка человека, некоторые специалисты остались в оппозиции к этой идее. Луи Лики утверждал, что Australopithecus представлял собой очень раннее и обезьяноподобное ответвление от основного древа человеческой эволюции. Позже такую же позицию занял и его сын Ричард.

В самом начале 1950-х годов сэр Солли Цукерман (Solly Zuckerman) опубликовал данные широких биометрических исследований, доказывающие, что Australopithecus не был существом человекоподобным, как это рисуют желающие добиться для него места в родословной Homo sapiens. С конца 1960-х и до 1990-х годов Чарльз Окснард с новой, силой повел атаку на австралопитека, начатую Цукерманом. Для этого он использовал метод многовариантного статистического анализа. По его мнению, «маловероятно, что кто-либо из представителей австралопитеков мог иметь филогенетическую связь с родом Homo».

Окснард пришел к выводу, что мозг, зубы и череп австралопитека больше походили на обезьяньи. Его лопатка приспособлена для того, чтобы он мог висеть и лазать по деревьям. Кисть руки такая же, как у орангутана. Кости таза адаптированы для передвижения на четырех конечностях и выполнения акробатических упражнений. То же самое можно сказать и в отношении структуры бедренной кости и лодыжки. «Анализ доступных нам данных, – писал в 1975 году Чарльз Окснард, – наводит на мысль, что животное имело средний рост, свободно чувствовало себя на деревьях: было способно лазать, выполнять акробатические упражнения и, возможно, висеть на передних конечностях».

В 1973 году Цукерман и Окснард представили доклад на симпозиуме Зоологического общества, который проходил в Лондоне. Перед завершением работы симпозиума Цукерман сделал ряд важных замечаний. Он сказал: «В течение многих лет, почти в одиночку, я пытаюсь изменить устоявшееся отношение к австралопитеку. Я делаю это с моими коллегами по созданной мною в Бирмингеме научной школе. К сожалению, мы опасаемся, что эффект от наших усилий будет минимальным – высокие научные авторитеты уже сказали свое веское слово, и их мнение уже запечатлено в миллионах учебных материалов по всему миру».

После этого выступления Цукермана на лондонском симпозиуме ситуация не изменилась. Научные авторитеты в палеоантропологии и других областях знания сумели в целом сохранить человекоподобный образ австралопитека. Противоречащие этой точке зрения документальные свидетельства появляются лишь на страницах специализированных научных изданий и не доходят до широкого круга читателей, в том числе и до читателей образованных.

Комментируя затянувшуюся на несколько десятилетий полемику о статусе австралопитека, Чарльз Окснард писал в 1984 году: «В бурных спорах о том, к кому же эти существа были ближе, к обезьянам или людям, верх взяло мнение, что они были ближе к людям. И это, возможно, произошло не столько из-за поражения сторонников противоположной точки зрения, сколько в результате забвения той части свидетельств, на которой эта противоположная точка зрения основывалась. Если это так, то следовало бы представить эти данные на суд научной общественности и вернуться к обсуждению вопроса. И может быть, они больше соответствуют новому взгляду на эту проблему. Дело в том, что австралопитеки, вполне возможно, не были похожи ни на африканских обезьян, ни на людей. Они могли быть не какой-нибудь переходной формой между обезьяной и человеком, но неким существом, совершенно от них отличным».

Именно это мы пытаемся подчеркнуть на страницах нашей книги. Но, к сожалению, такие данные скрывают и предают забвению. Мы сами обнаружили многие из таких скрытых свидетельств, говорящих, что человек современного типа появился еще в глубокой древности.

Подводя итог своим изысканиям, Чарльз Окснард подчеркивает: «Различные ископаемые останки австралопитека обычно довольно заметно отличаются от человека и африканских обезьян... Рассматриваемые как род, австралопитеки несут в себе яркую мозаику признаков, присущих только им одним, а также имеют некоторые черты, характерные для орангутанов». Принимая во внимание оригинальную анатомию австралопитеков, Чарльз Окснард говорит: «Если такие оценки действительно верны, то это уменьшает вероятность того, что какая-либо разновидность австралопитеков могла быть прямым предком человека».

Чарльз Окснард, как и Луи и Ричард Лики, полагал, что родословная линия Homo sapiens гораздо более древняя, чем это принято считать в соответствии со стандартным сценарием эволюции. В связи с этим Окснард привлек внимание к некоторым из ископаемых останков, о которых мы уже упоминали. Речь идет о похожей на человеческую таранной кости, возраст которой составляет примерно 1,5 миллиона лет. Возраст еще более древней плечевой кости из Канапои, возможно, составляет четыре или более миллионов лет. Располагая этими фактами, Чарльз Окснард сделал вывод, что род Homo насчитывает пять или даже более миллионов лет. «Ныне существующий взгляд на эволюцию человека, – подчеркнул Окснард, – должен быть значительно скорректирован или даже отвергнут... чтобы рассмотреть новые концепции».
 

Йохансон находит «Люси»

Несмотря на достигнутые Окснардом результаты и сделанные им выводы, большинство ученых по-прежнему считает, что Australopithecus является прямым предком современного человека. Дональд Йохансон (Donald Johanson) – один из них. Он изучал антропологию в Чикагском университете под руководством Ф. Кларка Хауэлла (F. Clark Howell). Будучи выпускником университета, жадный до навевающих романтику поисков ископаемых гоминидов, Дональд Йохансон сопровождал Хауэлла в Африку, где помогал ему в проведении раскопок в Омо (Эфиопия).

Позже Йохансон вновь приехал в Африку, на этот раз во главе экспедиции в Хадар (Hadar), в районе Афар (Эфиопия). Однажды он наткнулся на верхнюю часть большой берцовой кости – длинной кости между коленом и лодыжкой – и сначала подумал, что она принадлежала какому-то примату. Поблизости он также обнаружил нижнюю часть бедренной кости. Увидев, что бедренная и берцовая кости подходят друг другу, Йохансон решил, что ему удалось найти полный коленный сустав не какой-то древней обезьяны, а гоминида – предшественника современного человека. Возраст отложений, в которых были обнаружены ископаемые останки, превышал три миллиона лет, что говорило об открытии самого древнего из известных гоминидов.

Позже в научных публикациях Дональд Йохансон утверждал, что колено из Хадара (AL 129) насчитывает четыре миллиона лет, а также что оно принадлежало примитивному австралопитеку, ходившему, как человек, на двух ногах.

В следующем году эфиоп Алимайех Асфо, работавший вместе с Дональдом Йохансоном на раскопках в Хадаре, нашел несколько ископаемых челюстей. Однако при их классификации возникли определенные трудности. Дональд Йохансон обратился к Ричарду Лики за помощью, предлагая ему приехать на раскопки и взглянуть на удивительные находки. Лики приглашение принял. Вместе с ним в Африку отправились его мать Мэри и жена Мив. Изучив челюсти, они вынесли свой вердикт: находки относятся к человеку. Таким образом, эти ископаемые останки человека стали самыми древними изо всех ранее найденных.

30 ноября 1974 года Дональд Йохансон и Том Грэй (Tom Gray) были заняты осмотром участка 162 на стоянке в Хадаре и сбором костей млекопитающих. Когда Грэй уже хотел звать замену и возвращаться в лагерь, Йохансон предложил осмотреть еще и соседний овраг. Находок было немного, и уже собираясь уходить, Йохансон заметил фрагмент кости руки, лежавший на поверхности. Когда ученые осмотрели все вокруг, они увидели другие разбросанные тут же кости. Очевидно, это были останки одного и того же гоминида. Дональд Йохансон и Ричард Лики пришли от этой находки в такой восторг, что даже завопили и запрыгали от радости. В тот вечер Йохансон и его сотрудники затеяли в лагере небольшую пирушку, из динамиков доносилась песня «Beatles» «Люси в небе с алмазами». Под впечатлением от этой песни они назвали наиденную женскую особь гоминида Люси.

На основе комбинированного применения калий-аргонового, радиоуглеродного и палеомагнитного методов Йохансон определил, что возраст Люси достигает 3,5 миллиона лет.

В 1975 году Йохансон вернулся в Хадар, на этот раз с фотографом из National Geographic, запечатлевшим другое важное открытие. Дональд Йохансон и его команда обнаружили на склоне холма ископаемые останки сразу тринадцати гоминидов, в том числе особей мужского и женского пола, а также детей. Эту группу назвали «первой семьей». Все они были одного и того же геологического возраста, что и Люси, то есть около 3,5 миллиона лет.

«Первая семья» стала венцом коллекции открытии в Хадаре, в которую вошли также коленный сустав, челюсти и Люси. А теперь посмотрим, какое толкование давали разные исследователи этим и другим находкам.

В классификации своих находок Йохансон сначала опирался в основном на заключение Ричарда и Мэри Лики, по которому челюсти, найденные Алемайехом Асфо, и члены «первой семьи» относились к Homo sapiens. Если же Люси, бедренная кость AL 129 и большая берцовая кость принадлежали австралопитекам, как полагал Дональд Йохансон, то в Хадаре найдены два типа гоминидов.

Позднее Дональд Йохансон изменил свою первоначальную точку зрения по этому поводу под влиянием палеонтолога Тимоти Д. Уайта, работавшего с Ричардом Лики у озера Туркана. Уайт сумел убедить Йохансона, что хадарские находки представляют собой новый вид гоминида. Они назвали его Australopithecus afarensis, по названию района Афар в Эфиопии.

По утверждению Йохансона и Уайта, Australopithecus afarensis, самый древний из когда-либо обнаруженных австралопитеков, дал начало двум видовым линиям. Первая привела через Australopithecus africanus к образованию Australopithecus robustus. Вторая линия вела через Homo habilis к Homo erectus и Homo sapiens.
 

Australopithecus afarensis: чересчур очеловеченный образ?

Йохансон отметил, что особи Australopithecus afarensis имели «небольшие, в основном человеческого типа, тела». Но ряд ученых выступил с резкой критикой такого образа Australopithecus afarensis. По их мнению, образ Люси и ее «родственников» был более обезьяноподобным. В большинстве случаев их взгляд на Люси созвучен ранним работам Окснарда, Цукермана и некоторых других исследователей проблемы австралопитека.

Среди ископаемых останков из Хадара нет полного черепа особи Australopithecus afarensis. Тем не менее Тим Уайт сумел провести частичную реконструкцию, используя фрагменты черепа, осколки верхней и нижней челюстей и некоторые кости лица различных особей «первой семьи» Йохансон утверждает, что реконструированный череп «был очень похож на череп женской особи гориллы небольшого размера». Это наблюдение не вызвало возражений оппонентов Йохансона. Обе стороны согласились, что голова Australopithecus afarensis была обезьяньего типа.

Что касается тела Australopithecus afarensis, то Рэнделл Л. Сасман, Джек Т. Стерн, Чарльз Е. Окснард и другие нашли его обезьяноподобным, таким образом бросив вызов мнению Йохансона, что Люси была прямоходящим существом. Лопатка Люси была почти такой же, как у обезьяны. Повернутый вверх плечевой сустав говорил о том, что с помощью своих верхних конечностей Люси могла лазать по деревьям и с них свешиваться. Кости ее верхних конечностей были такими же, как у проводящих большую часть жизни на деревьях приматов. В определенных местах к позвоночнику прикреплялись мощные плечевые и спинные мышцы. Кости кисти рук и ладоней, а также длинные изогнутые пальцы делали хватку руки сильной и надежной. Кости таза и ног были приспособлены к лазанию, а изогнутые пальцы стопы позволяли цепляться за ветки деревьев.

Легко представить впечатление, которое вызовет картина или муляж Люси, раскачивающейся на ветвях деревьев. На этом фоне померк бы образ существа, твердо шагающего к обретению человеческого статуса. Даже если допустить, что Люси когда-либо могла превратиться в человека, то следует признать, что ее анатомические черты все же были неверно представлены и истолкованы в целях пропаганды.

Прежде чем оставить тему Australopithecus afarensis, заметим, что Ричард Лики, Кристина Тардье и многие другие исследователи утверждали, что ископаемый материал, на основе которого был введен этот вид, в действительности относился к двум или даже трем видам.

Среди ученых до сих пор нет единого мнения по поводу того, на кого же по своей морфологии были похожи австралопитеки, включая Australopithecus afarensis, а также какое отношение они имели к эволюции Homo sapiens. Некоторые ученые видят в них наших предков, тогда как другие, среди которых и Чарльз Окснард, такой вариант отрицают.
 

Следы в «Красной лилии»

Стоянка Лаэтоли (Laetoli), что на языке народа масаи означает «красная лилия», находится на севере Танзании, приблизительно в 30 милях (48 км) от Олдувайского ущелья. В 1979 году внимание членов руководимой Мэри Лики экспедиции привлекли отметины на земле, которые оказались отпечатками лап доисторических животных. Среди них, очевидно, были и следы гоминидов. Отпечатки были оставлены в слоях вулканического пепла, возраст которого, согласно калий-аргоновому методу, составляет от 3,6 до 3,8 миллиона лет.

Журнал National Geographic опубликовал статью Мэри Лики под названием «Footprints in the Ashes of Time» («Следы на пепле времени»). Анализируя отпечатки, Лики приводит мнение эксперта из университета Северной Каролины Луизы Роббинс (Louise Robbins): «Они были так похожи на человеческие и выглядели настолько современно, что было удивительно видеть их на столь древних туфах».

Читатели, которые сопровождают нас в нашем интеллектуальном путешествии, без труда увидят в следах из «Красной лилии» возможное свидетельство присутствия в Африке анатомически современных людей за 3,6 миллиона лет до наших дней. Между тем мы были весьма удивлены, не так давно натолкнувшись в научном журнале на эту неожиданную, с точки зрения современной науки, публикацию. Нас больше всего поразило то, как ученые с мировым именем, лучшие в своей области специалисты, осмотрели эти следы, описали их человеческие черты, но при этом совершенно упустили вероятность того, что их оставили такие же, как мы, существа.

Их мысль текла по привычному руслу. Мэри Лики писала: «В эпоху плиоцена, по меньшей мере 3,6 миллиона лет назад, существо, в котором я вижу прямого предка современного человека, размашистым шагом, выпрямившись, передвигалось на двух ногах... по форме его стопа была в точности как наша».

Так кто же все-таки наш предок? Если принять точку зрения Лики, то следы в Лаэтоли вполне мог оставить предок Homo habilis, который не имел никакого отношения к австралопитекам. С точки зрения Йохансона и Уайта, следы были оставлены существом под названием Australopithecus afarensis. Но в обоих случаях оставившее следы существо должно было иметь голову обезьяны и другие примитивные признаки.

Но почему следы не могли быть оставлены существом с анатомически современными телом и стопами человека? В них нет ничего, что исключало бы такую возможность. Более того, в этой книге представлено множество данных об ископаемых останках, в том числе и из Африки, свидетельствующих, что люди с современной анатомией вполне могли обитать в эпоху раннего плейстоцена и позднего плиоцена.

Но может быть, мы несколько преувеличиваем человекоподобный характер отпечатков, запечатленных на вулканическом пепле? Давайте посмотрим, что по этому поводу говорили различные исследователи. Луиза М. Роббинс, которая по просьбе Мэри Лики дала первую экспертную оценку этих следов в 1979 году, позднее представила на суд научной общественности более подробный доклад по этой проблеме. В Лаэтоли обнаружили несколько групп следов (они обозначены буквами). Исследуя отпечатки «G», оставленные тремя особями, составлявшими, по описанию Мэри Лики, одну семью, Луиза М. Роббинс пришла к выводу, что они «несут многие признаки, характерные для строения стопы человека». Она особо подчеркнула, что большой палец стопы направлен вперед, как у людей, а не в сторону, как у обезьян. У обезьян большой палец стопы так же подвижен, как большой палец кисти руки. Роббинс пришла к заключению, что «четыре функциональные области стопы гоминида – пятка, свод, возвышение большого пальца и пальцы ног – оставили на остывавшем вулканическом пепле отпечатки, во многом характерные для стопы современного человека, и что эти гоминиды прошли по поверхности пепла обычной человеческой походкой».

Один из отпечатков в Лаэтоли

М. X. Дэй провел изучение этих следов с использованием методов фотограмметрии, фотограмметрия определяет точные размеры объектов по их фотографическим изображениям. Результаты проведенного исследования свидетельствуют, что следы «имели тесное сходство с анатомией стопы современного человека, который постоянно ходит босиком, что не соответствует обычному образу жизни человека». Занятно, но М. X. Дэй сделал следующий вывод: «Сегодня никто не выдвигает серьезных возражений против того, что австралопитеки стояли прямо и передвигались на двух ногах».

Но как М. X. Дэй может доказать, что следы на вулканическом пепле в Лаэтоли были оставлены именно австралопитеками? Нет никаких оснований исключать вероятность того, что их оставило неизвестное существо, возможно, очень похожее на современного Homo sapiens.

Антрополог Р. X. Таттл (R. H. Tuttle) утверждает: «По своей форме отпечатки неотличимы от следов людей, которые привыкли ходить размашистым шагом и босиком».

Он делает вывод: «Если ориентироваться строго на морфологию отпечатков «G», то те, кто их оставил, могли бы классифицироваться как Homo... из-за их поразительного сходства с отпечатками Homo sapiens. Однако вполне вероятно, что их древний возраст удержит многих палеоантропологов от подобного вывода. Думаю, что если бы следы не были так жестко привязаны ко времени или же им давали бы более молодой возраст, то большинство экспертов скорее всего согласились бы с тем, что они были оставлены Homo». P. X. Таттл также заявил: «Кажется, что следы были оставлены босоногим Homo sapiens небольшого роста».

Более того, он утверждал, что стопа Australopithecus afarensis не могла оставить эти следы. Как мы уже видели, стопы Australopithecus afarensis имели длинные и кривые пальцы. Ученый подчеркнул, что трудно даже представить, чтобы они «точно совпали со следами стоянки Лаэтоли». То же самое можно сказать и в отношении стопы любого из австралопитеков.

Таттлу возразили Стерн и Сасман. Убежденные в том, что следы в Лаэтоли оставлены именно обезьяноподобным Australopithecus afarensis, они выдвинули предположение, что древнейшие гоминиды передвигались по остывающему вулканического пеплу, поджимая длинные пальцы ног, как это было замечено у шимпанзе. Поджатые пальцы могли бы объяснить, почему отпечатки стоп, оставленные в Лаэтоли особью Australopithecus afarensis, так сильно походят на отпечатки человеческих ног, характерным признаком которых являются короткие пальцы.

Но мог ли в действительности австралопитек, передвигаясь с поджатыми пальцами ног, оставить следы, похожие на человеческие? Таттлу это казалось маловероятным. Если бы на ногах гоминида из Лаэтоли были длинные пальцы, то были бы обнаружены два типа отпечатков – длинных выпрямленных пальцев и поджатых пальцев с более глубокими вмятинами от межфаланговых суставов. Но таких следов обнаружено не было. Это значит, что Australopithecus afarensis свои следы с характерными длинными пальцами оставить в Лаэтоли не мог.

Даже Тим Уайт, полагавший, что следы в Лаэтоли оставил Australopithecus afarensis, заявил: «Гипотеза Стерна и Сасмана (1983 год) о поджатых, «как у шимпанзе», пальцах предполагает, что пальцы ног в следах на стоянке в Лаэтоли должны быть разной длины. Но ископаемые следы не подтверждают это предположение».

Бросая прямой вызов Йохансону, Уайту, Лейтимеру (Latimer) и Лавджою (Lovejoy), настаивавшим на том, что следы в Лаэтоли оставил Australopithecus afarensis, Таттл заявил: «Вследствие того, что изгиб и удлиненность пальцев ног, а также другие характерные особенности скелета свидетельствуют, что Australopithecus afarensis из Хадара (Эфиопия) проводил значительное время на деревьях... маловероятно, что он мог оставлять отпечатки стоп, подобные тем, которые были обнаружены в Лаэтоли». На это заявление последовала хорошо подготовленная реакция со стороны Йохансона и его последователей, которые продолжали настаивать на том, что следы в Лаэтоли были оставлены особями Australopithecus afarensis.

Тим Уайт, например, опубликовал в 1987 году научную работу, в которой оспаривал точку зрения Таттла, что следы были оставлены гоминидом более развитым, чем Australopithecus afarensis.

Уайт утверждал: «Среди коллекции из двадцати шести особей гоминидов из Лаэтоли, в общей сложности насчитывающей более 5000 костных останков, нет ни одного признака того, что в эпоху плиоцена здесь обитал гоминид более развитый», чем Australopithecus afarensis. Но как мы знаем из нашего научного обзора по ископаемым гоминидам Африки, в действительности есть доказательства существования человекоподобных существ в эпоху плиоцена. Ископаемые останки некоторых таких существ были обнаружены поблизости от Лаэтоли. В то же время хорошо известно, что костные останки человека встречаются довольно редко даже на тех стоянках, где есть безусловные признаки присутствия людей.

Уайт предсказывал, что «со временем будет доказано, что следы в Лаэтоли почти не отличаются от следов, которые оставил бы в аналогичной ситуации анатомически современный человек». Как каждый может сегодня убедиться, они на самом деле неотличимы от следов современных людей. Даже сам Уайт однажды сказал: «На этот счет не следует обманываться. Они похожи на следы современного человека. Если бы один из этих отпечатков каким-то образом оказался сегодня на песчаных пляжах Калифорнии и четырехлетнего ребенка спросили бы, что это, он не задумываясь ответил бы, что здесь кто-то прошел. Он не смог бы отличить этот отпечаток от сотен следов на пляжном песке, как не смогли бы это сделать и вы. Внешние морфологические признаки одинаковы. Хорошо выраженная пятка, твердый свод. Большой палец ноги расположен впереди подушки стопы и вытянут вперед, а не повернут в сторону, как у обезьяны».

Р. X. Таттл отметил: «По всем морфологическим признакам стопы существ, которые оставили отпечатки «G», не отличаются от стоп современных людей».
 

Черный череп, черные мысли

В 1985 году Алан Уокер (Alan Walker) из Университета Джона Хопкинса к западу от озера Туркана обнаружил темный минерализованный ископаемый череп гоминида. Названный «Черным черепом», он внес большую путаницу во взгляды Дональда Йохансона на эволюцию гоминидов.

По первоначальной версии Йохансона, Australopithecus afarensis дал начало двум линиям гоминидов. Схематично это будет выглядеть как дерево с двумя ветвями. Ствол – это Australopithecus afarensis. Ветвь Homo идет от Homo habilis через Homo erectus к Homo sapiens. На второй ветви – австралопитеки, которые произошли от Australopithecus afarensis.

Дональд Йохансон и Тим Уайт утверждали, что Australopithecus afarensis дал начало виду Australopithecus africanus, от которого, в свою очередь, произошел Australopithecus robustus. Изменения происходили в направлении увеличения зубов и челюстей, а также размеров черепа с костяным стреловидным гребнем. Стреловидный гребень на черепе могучих австралопитеков служил креплением для их мощных челюстных мышц. Предположительно от Australopithecus robustus произошел Australopithecus boisei, в котором все вышеописанные черты приняли крайние и наиболее крупные формы. «Черный череп» (индекс KNM-WT 17000) был похож на череп Australopithecus boisei, но был на 2,5 миллиона лет его старше – старше самого старого из могучих австралопитеков.

Как Дональд Йохансон отреагировал на открытие «Черного черепа», похожего на череп Australopithecus boisei? Он признал, что «Черный череп» внес большую неразбериху в существовавшую классификацию гоминидов. Теперь стало невозможно провести единую родословную линию, берущую начало от Australopithecus afarensis и развивающуюся далее к Australopithecus africanus, Australopithecus robustus и Australopithecus boisei. Ученый предложил четыре схемы взаимного расположения этих видов, не указав, однако, какая из них, на его взгляд, является наиболее приемлемой. Йохансон сказал, что для этого он не располагает необходимым количеством фактического материала.

Неопределенность относительно количества видов гоминидов в Хадаре, а также родственных связей их потомков (Australopithecus africanus, Australopithecus robustus, Australopithecus boisei и Homo habilis) ставит перед сторонниками теории эволюции серьезные проблемы. В 1986 году Пэт Шипман заявила: «Правильнее всего будет сказать, что сегодня у нас больше нет ясного представления о том, кто от кого произошел».

Среди новых и сложных проблем центральное место отводится проблеме истоков родословной рода Homo. Пэт Шипман рассказала о коллеге Йохансона – Билле Кимбеле (Bill Kimbel), который предпринял попытку филогенетического толкования «Черного черепа». «В конце лекции об эволюции австралопитеков он стер с доски все замысловатые схемы с возможными вариантами и какое-то время смотрел на черный прямоугольник доски. Потом повернулся к аудитории и в растерянности махнул рукой», – писала Пэт Шипман. Билл Кимбел в конце концов решил, что линия Homo исходит от Australopithecus africanus. Дональд Йохансон и Тим Уайт продолжали утверждать, что человеческий род берет свое начало от Australopithecus afarensis.

Подвергнув анализу различные филогенетические варианты и найдя их результаты малоубедительными, Пэт Шипман заявила: «Мы могли бы утверждать, что вообще не располагаем данными о том, где находятся истоки родословной рода Homo, а также могли бы вывести из категории гоминидов всех представителей рода Australopithecus». Это одно из наиболее честных заявлений, сделанное ученым-палеонтологом, представляющим официальную науку.

Мы упомянули только те затронутые в данной дискуссии свидетельства, которые сегодня признает большинство ученых. Не стоит и говорить, что если бы мы стали обсуждать свидетельства в пользу анатомически современных людей, живших еще в древнейшие времена, то это осложнило бы вопрос еще больше.

Рассмотрев историю открытий на Африканском континенте, имеющих отношение к эволюции человека, мы можем сделать некоторые обобщения. 1. Существенное количество обнаруженных в Африке ископаемых свидетельств говорит о том, что похожие на современного человека существа могли обитать там еще в эпоху раннего плейстоцена и плиоцена. 2. Общепринятый образ Anstralopithecus как прямоходящего человекообразного существа не соответствует истине. 3. Статус Australopithecus и Homo erectus как прародителей человека является спорным. 4. Статус Homo habilis как отдельного вида представляется сомнительным. 5. Даже если не выходить за круг общепризнанных свидетельств, многообразие возникающих среди африканских гоминидов эволюционных связей лишает картину полной ясности. Объединив эти находки и открытия, описанные в предыдущих главах, мы заключаем, что все они, включая ископаемые кости и артефакты, полностью согласуются с точкой зрения, согласно которой современные, с анатомической точки зрения, люди сосуществовали с другими приматами в течение десятков миллионов лет.

*   *   *

БИБЛИОГРАФИЯ
Вернуться к началу книги

Вернуться к разделу «История, Религия, Наука»

Перейти к обобщенному списку аномальных находок

 


Российский триколор  2006 «Golden Time». Revised: августа 29, 2014


Назад Возврат На Главную Кнопка В Начало Страницы

 

Рейтинг@Mail.ru