Главная Страница

Страница «История, Религия, Наука»

Карта Сайта «Golden Time»

Новости Cайта «Golden Time»

 

Майкл Кремо, Ричард Томпсон

НЕИЗВЕСТНАЯ ИСТОРИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

 

ЧАСТЬ I. НЕОБЫЧНЫЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА
Глава 1. «Песнь Рыжего льва»: Дарвин и эволюция человека
Глава 2. Отметины и сломы на костях: начало обмана
Глава 3. Эолиты: камни раздора
Глава 4. Грубые палеолиты
Глава 5. Совершенные палеолиты и неолиты
Глава 6. Свидетельство существования развитой культуры в доисторические времена
Глава 7. Необычные скелетные останки человека

ЧАСТЬ II. ПРИЗНАННЫЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА
Глава 8. Яванский человек
Глава 9. Пилтдаунский подлог и его разоблачение
Глава 10. Пекинский человек и другие находки в Китае
Глава 11. Люди-обезьяны среди нас?
Глава 12. Новости приходят из Африки
Обзор аномальных свидетельств о существовании человека в глубокой древности
Библиография


    Глава 3. Эолиты: камни раздора

Ученые девятнадцатого века нашли многочисленные орудия и образцы оружия в отложениях периодов раннего плейстоцена, плиоцена, миоцена и др. О находках сообщалось в специализированных научных изданиях. Эта тема обсуждалась на научных конференциях. Но сегодня о них редко можно что-нибудь услышать. Были преданы забвению целые категории фактов.

Тем не менее нам удалось добраться до большей части этих забытых свидетельств. И рассказывая о них, мы пропутешествуем от холмов английского Кента до долины реки Иравади в Бирме. Ученые конца двадцатого века также находили аномально древние образцы орудий труда.

Условно разделим аномально древние орудия на: 1) эолиты, 2) грубые (необработанные) палеолиты и 3) обработанные палеолиты и неолиты.

По мнению некоторых ученых, эолиты – это камни, которые вследствие их естественной формы могут быть использованы в тех или иных целях. Как уже говорилось, такие камни собирались и использовались людьми в качестве инструментов, предварительно пройдя небольшую обработку или вовсе без таковой. Для неподготовленного человека практически невозможно отличить эолитовые каменные орудия от обычных обломков камней. Тем не менее специалисты выработали критерии определения признаков проведенной человеком обработки и использования камней. Для того чтобы образец мог быть признан эолитом, он обязательно должен нести на себе определенные следы его использования в качестве инструмента.

В случае с более совершенными каменными орудиями, называемыми грубыми палеолитами, следы человеческого вмешательства более очевидны, включая попытки придать камню присущую орудиям труда форму. Вопросы, возникающие по поводу таких инструментов, главным образом касаются правильного определения их возраста.

Наш третий раздел – обработанные палеолиты и неолиты – относится к аномально древним каменным орудиям, напоминающим хорошо обработанные и отполированные инструменты периодов позднего палеолита и неолита.

Для большинства ученых эолиты являются древнейшими орудиями, вслед за которыми следуют палеолиты и неолиты. Но мы будем употреблять эти термины главным образом для определения степени и качества обработки каменных инструментов. Только лишь на основе формы каменных инструментов не представляется возможным определить их возраст.
 

 Эолиты Кентского плато, Англия

Городок Игтэм (Ightham), графство Кент (Kent), расположен примерно в двадцати семи милях к юго-востоку от Лондона. Во времена правления королевы Виктории Бенджамин Харрисон (Benjamin Harrison) держал там бакалейную лавку. По выходным он обычно занимался тем, что бродил по соседним холмам и долинам в поисках кремневых инструментов. Ныне практически забытые, в то время они являлись предметом ожесточенных споров научной общественности.

В своих изысканиях Бенджамин Харрисон во многом консультировался со знаменитым английским геологом сэром Джоном Прествичем (John Prestwich), который проживал по соседству. Кроме того, Харрисон находился в постоянной переписке с другими учеными, участвовавшими в палеонтологических исследованиях, а также детально описывал свои находки и фиксировал их местоположение. Делал он все это в строгом соответствии с действовавшими в то время научными критериями.

Рис. 3.1. Эолит из района Кентского плато.

Первыми находками Харрисона были отполированные каменные артефакты неолитического типа. По мнению современных ученых, неолитическая культура ассоциируется прежде всего с ведением сельского хозяйства и навыками гончарного искусства. Считается, что возраст относящихся к ней предметов не может превышать 10 тысяч лет. Все свои неолиты Харрисон нашел на поверхности – на землях, окружающих Игтэм.

Позже он стал находить палеолиты в древних речных гравиях. Орудия той эпохи несут на себе очевидные следы человеческого вмешательства. И это несмотря на то, что они намного грубее неолитических инструментов.

Так сколько же лет орудиям эпохи палеолита? Джон Прествич и Бенджамин Харрисон сочли, что некоторые из каменных орудий труда, которые были найдены под Игтэмом, относятся к периоду плиоцена. Геологи двадцатого века, такие, как Фрэнсис Х.Эдмундс (Francis H. Edmunds) из Геологического управления Великобритании, также утверждали, что речные гравии, в которых было найдено большинство древних орудий, относятся к эпохе плиоцена. Ведущий палеоантрополог начала двадцатого века Хьюго Обермайер (Hugo Obermaier) утверждал, что найденные Харрисоном на Кентском плато кремневые инструменты относятся к периоду среднего плиоцена. В случае если каменные орудия труда с Кентского плато относятся к позднему или среднему плиоцену, это означает, что их возраст может колебаться от 2 до 4 миллионов лет. Примечательно, что современные палеоантропологи относят палеолитические артефакты из французского местечка Сом (Somme) к Homo erectus, и соответственно их возраст составляет от 500 до 700 тысяч лет. Возраст наиболее древних находок, обнаруженных на территории Англии и признанных орудиями труда, равен 400 тысячам лет.

Среди найденных Бенджамином Харрисоном на Кентском плато палеолитических орудий оказались и те, которые принадлежат к еще более примитивным культурам. Этими орудиями были эолиты (рис. 3.1).

Найденные Харрисоном палеолитические орудия, хотя их внешний вид и представляется довольно грубым, были обработаны таким образом, чтобы их можно было использовать в качестве инструментов или оружия (рис. 3.2).

Однако эолитические инструменты – это всего лишь естественные обломки кремня остроугольной формы. Такие орудия в ходу и сегодня у представителей примитивных племен и народов, обитающих в различных частях света, которые находят обломок камня, затачивают один из его краев и используют его как скребок или нож. Критики утверждают, что эолиты Харрисона – это не более чем плод его разыгравшегося воображения и в действительности они являются обломками кремня. Тем не менее видный современный специалист по каменным орудиям Леланд У. Паттерсон (Leiand W. Patterson) уверен в том, что всегда есть возможность отличить результат самой грубой человеческой работы от результата действия сил природы: «Трудно себе представить, каким образом случайно приложенное усилие может привести к единообразной и правильной обработке значительной части края камня».

Рис. 3.2. Эти инструменты из района Кентского
мелового плато были классифицированы как палеолиты
сэром Джоном Прествичем. Находящийся слева образец, найденный в районе Бауэр Лэйн, он охарактеризовал как грубо сделанное орудие остроконечного типа.

Моногранные инструменты, т.е. орудия со следами обработки лишь одной из сторон камня, составляли большую часть собранных Харрисоном эолитов. Согласно критерию Паттерсона, эти находки можно было бы принять за предметы, сделанные рукой человека. 18 сентября 1889 года член Геологического общества А.М. Белл (А.М. Bell) написал Харрисону следующее: «Несмотря на грубую обработку, в них есть что-то общее, что отличает их от случайного воздействия естественного трения... Я сделал вывод и буду твердо придерживаться своего мнения».

2 ноября 1891 года один из выдающихся ученых своего времени Альфред Рассел Уоллис (Alfred Russell Wallace) посетил бакалейную лавку Бенджамина Харрисона. Харрисон представил Уоллису свою коллекцию каменных орудий, а также провел его по местам своих находок. Уоллис подтвердил подлинность инструментов и посоветовал Харрисону написать подробный доклад на эту тему.

Сэр Джон Прествич, бывший одним из ведущих английских специалистов в области каменных орудий, также признал подлинность находок Харрисона. В противовес мнению, что эолиты, возможно, не были сделаны человеком, но являлись продуктом самой природы, Прествич в 1895 году заявил:

«Утверждавшие это не смогли представить ни одного такого природного образца, хотя с того времени, как они бросили вызов, прошло три года... Что касается возможности того, что срою нынешнюю форму образцы получили в результате воздействия проточной воды, то это не так. Дело в том, что под напором воды углы обычно сглаживаются и камни приобретают округлую форму гальки».

В другой статье, опубликованной в 1892 году, Прествич сделал важное наблюдение: «Обработка материала каменными инструментами, практикуемая современными австралийскими аборигенами, если ее проводить без специальных крепежных приспособлений, предполагает не больший объем работы и практически не отличается по качеству от обработки ранними палеолитическими орудиями».

Таким образом, мы не должны считать, что эолиты Кентского плато были орудиями какой-либо примитивной обезьяноподобной расы. В силу того, что эолиты практически идентичны каменным орудиям труда, сработанным Homo sapiens sapiens, вполне возможно, что эолиты (и палеолиты) были сделаны людьми современного типа, обитавшими на территории Англии в период среднего или позднего плиоцена. Как мы увидим в главе 7, ученые девятнадцатого века сделали ряд открытий скелетных останков анатомически современных людей в слоях, относящихся к эпохе плиоцена.

Рис. 3.3. Вверху: каменные орудия, обнаруженные
в Олдувайском ущелье. Внизу: орудия, найденные Бенджамином Харрисоном на Кентском плато.

Следует отметить, что современные ученые считают подлинными орудия, в точности похожие на эолиты Харрисона, относя их к предметам материальной культуры человека. Например, каменные орудия, обнаруженные в нижних уровнях Олдувайского ущелья (Olduvai Gorge) (рис. 3.3) чрезвычайно грубы по форме. Однако ученые не ставят под сомнение их статус предметов, которых коснулась рука древнего мастера.

Некоторые критики полагали, что даже если орудия, которые обнаружил Харрисон, действительно были сделаны человеком, они совсем необязательно относятся к эпохе плиоцена. По их утверждению, они могли попасть в плиоценовые слои сравнительно недавно.

Для того чтобы разрешить спор вокруг возраста эолитов, Британская ассоциация, престижная научная организация того времени, приняла решение профинансировать раскопки в верхних слоях гравиев Кентского плато неподалеку от Иггэма. Целью этих раскопок был поиск свидетельств того, что эолиты должны были находиться не только на поверхности, но и в глубинных доледниковых отложениях эпохи плиоцена. До этого Харрисон уже обнаружил некоторые образцы эолитов in situ (в частности в мелкозернистом песчанике). Но данные раскопки, финансирование которых велось уважаемой Британской ассоциацией, могли принести более убедительные результаты. По решению Британской ассоциации Харрисону было предложено руководить раскопками на Кентском плато, осуществляемыми группой ученых. В своих записках Бенджамин Харрисон отмечал, что было обнаружено множество эолитов in situ, в том числе и «тридцать образцов, чья подлинность не вызывала сомнений».

В 1895 году Бенджамину Харрисону предложили показать свои эолиты на заседании Королевского общества. Некоторые присутствовавшие на встрече ученые не изменили своего к ним скептического отношения. Однако на других находки Харрисона произвели большое впечатление. Среди последних был и И. Ньютон (Е.N. Newton), член Королевского общества и Геологического управления Великобритании; 24 декабря 1895 года он написал Харрисону по поводу этих каменных орудий следующее: «По меньшей мере некоторые из них несут на себе следы человеческого вмешательства... нынешняя форма была придана им умышленно. И сделать это могло только единственное известное нам разумное существо – человек».

В 1896 году умер Прествич. Но и в отсутствие своего знаменитого попечителя Харрисон продолжал заниматься раскопками, которые в конце концов дали ответы на некоторые спорные вопросы. Рэй И. Лэнкестер (Ray Е. Lankester), в то время директор Британского музея естественной истории, стал одним из тех, кто поддержал мнение Харрисона об эолитах с Кентского плато.

Вполне закономерным является вопрос по поводу столь пристального внимания к эолитам Харрисона. Интересно, что свидетельства такого рода не всегда имели спорный, «пограничный» характер. Более того, очень часто то или иное аномальное свидетельство становилось центром серьезной и долговременной полемики мировой научной элиты, при которой одна из сторон защищала более популярную в данное время точку зрения. Мы подробно описываем эти научные споры в надежде, что таким образом дадим читателю возможность самому ответить на основной вопрос: была ли достоверность свидетельств отвергнута на основании действительно объективных предпосылок, или же они были проигнорированы и забыты просто потому, что не вписывались в те или иные обусловленные текущим моментом теории?

Харрисон умер в 1921 году и был похоронен на кладбище приходской церкви св. Петра в Игтэме. На мемориальной доске, установленной на северной стене церкви, написано: «In memoriam – Бенджамин Харрисон из Игтэма. 1837–1921. Бакалейщик и археолог, чьи открытия эолитических кремневых орудий в окрестностях Игтэма дали широкую дорогу научным исследованиям, призванным подтвердить более глубокую древность человеческого рода».

Но перспектива шествования по широкой дороге научных исследований, призванных подтвердить более глубокую древность человеческого рода, которую открывали находки эолитов на Кентском плато, была похоронена вместе с Харрисоном. А произошло это вот почему. В девяностых годах девятнадцатого века Эжен Дюбуа (Eugene Dubois) раскопал и сделал знаменитым своего яванского человека (глава 8). Хотя находка была довольно спорной и на стоянке не было обнаружено каких-либо каменных орудий труда, многие ученые сочли яванского человека истинным прародителем современного Homo sapiens. Но костные останки яванского человека были обнаружены в геологических слоях среднего плейстоцена, поэтому многочисленным свидетельствам существования гоминидов, которые умели делать орудия труда, в эпохах, предшествующих плиоцену и миоцену, просто перестали уделять серьезное внимание. Могли ли гоминиды изготовлять орудия труда задолго до обезьяноподобных предков человека? Ну конечно же нет! А если так, то лучше всего забыть или не замечать любые открытия, которые противоречат этим теоретическим ожиданиям.
 

Открытие Мойра в Восточной Англии

Наш экскурс в историю научных изысканий на этот раз перенесет нас на юго-восточное побережье Англии, где мы познакомимся с открытиями, сделанными Дж. Рэйдом Мойром, членом Королевского института антропологии и президентом Общества древнейшей истории Восточной Англии. Начиная с 1909 года Мойр стал находить каменные орудия в Красной и Коралловой скалах и под их основаниями.

Формацию Красной скалы, в которой Мойр сделал свои наиболее значительные открытия, составляют изобилующие раковинами пески, напоминающие о тех временах, когда морские волны разбивались о берега Восточной Англии. В некоторых местах под основанием Красной скалы была обнаружена похожая формация, получившая название Коралловой.

Изучив данные современной геологической науки, мы пришли к выводу, что возраст Красной скалы составляет по меньшей мере 2,0–2,5 миллиона лет. Таким образом, можно считать, что формация Коралловой скалы еще старше. Под основаниями Красной и Коралловой скал Восточной Англии располагаются детритовые горизонты, иногда именуемые костяными. Последние представляют собой смесь различных материалов: песка, гравия, осколков раковин, а также костных остатков, происходящих из более древних формаций, в том числе Лондонской глиняной формации периода эоцена.

Во время раскопок, которые Дж. Рэйд Мойр проводил в подскальных детритовых горизонтах, ему удалось обнаружить каменные орудия, отличавшиеся различной степенью обработки (рис. 3.4). Сделав вывод, что самые грубые орудия относятся к эпохе эоцена, Мойр заявил: «Настало время признать более глубокую древность человеческого рода, чем полагали и до сих пор полагают».

Рис. 3.4. Остроконечный инструмент, найденный  под  основанием  Красной скалы. Возраст образца составляет 2,5 миллиона лет.

В крайнем случае найденные Мойром орудия труда могут быть отнесены к позднему плиоцену. Однако, согласно ныне принятой эволюционной теории,на территории Англии бессмысленно заниматься поисками следов человеческих существ, умевших делать орудия труда, в геологических отложениях, возраст которых составляет 2–3 миллиона лет.

Мойр полагал, что изготовители этих наиболее древних и грубых орудий «представляют наиболее ранний и дикий период эволюции человека». Но даже сегодня есть отдельные племена, которые изготовляют очень примитивные каменные орудия. Таким образом, возможно, что существа, очень похожие на Homo sapiens sapiens, вполне могли изготовлять инструменты даже еще более грубые, чем те, которые обнаружил Мойр под Красной скалой.

В то же время предметом полемики стали сами орудия. Многие ученые полагали, что найденные образцы являлись результатом воздействия естественных сил природы, а не человека. Однако Мойр пользовался поддержкой в лице многих влиятельных ученых. Среди них был и Генри Брейль (Henri Breuil), который принял личное участие в изучении места находок. Исследуя собранные Мойром образцы, Брейль наткнулся на камень, который, очевидно, мог быть использован для метания пращей. Этот камень был обнаружен под основанием Красной скалы. Поддержку Мойру оказали также известный геолог и президент Королевского общества Арчибальд Гейки (Archibald Geikie) и директор Британского музея сэр Рэй Лэнкестер. Среди образцов Мойра Лэнкестер обнаружил один, похожий на орудие, которое он называл «клюво-килевидным» («rostro-carinate»). Этот термин определяет две основные характеристики: «rostro» – клювовидную форму рабочих частей инструмента, a «carinate» – килевидную форму его дорсальной поверхности.

Рэй Лэнкестер представил детальный анализ того, что он называл «норвичским контрольным образцом» (рис. 3.5). Этот образец являл собой наиболее яркий пример «клюво-килевидного» типа орудия. Он был найден под основанием Красной скалы в Уитлингэме, под Норвичем. Таким образом, если норвичский образец происходит из отложений, расположенных под Красной скалой, то его возраст должен превышать 2,5 миллиона лет. Норвичский контрольный образец служил показательным примером интенсивной предварительной обработки. Кроме того, его первоначальное стратиграфическое местоположение не вызывает сомнений. В 1914 году Лэнкестер представил в Королевский антропологический институт доклад, в котором, в частности, говорилось: «Любой, кто знаком с техникой обработки камня, а также с кремневыми сломами естественного происхождения, не может усомниться в том, что обработка норвичского каменного образца была сделана человеком, и только им одним». Лэнкестер полагал, что инструменты этого типа могли до нас дойти из эпохи миоцена.

Рис. 3.5. Норвичский контрольный образец. Дж. Рэйд Мойр утверждал, что он был найден в отложениях, находящихся под формацией Красной скалы, в Уитлингэме, Англия. «Клюв» (на который указывает стрелка) образует рабочую поверхность инструмента. Принимая во внимание то, что образец был обнаружен в отложениях, находящихся под формацией Красной скалы, его возраст должен превышать 2,5 млн. лет.

     

Серия важных открытий была сделана Мойром в Фоксхолле, где он нашел каменные орудия (рис. 3.6). Он обнаружил их в самом центре формации Красной скалы, формирование которого происходило в эпоху позднего плиоцена. Таким образом, возраст найденных образцов должен превышать 2 миллиона лет. В 1927 году Дж. Рэйд Мойр писал: «Находки представляли собой остатки мастерской и включали каменные молотки, заготовки для кремневых пластин, законченные инструменты, многочисленные кремни, а также несколько прокаленных камней, свидетельствующих о том, что в этой яме когда-то жгли огонь... Если знаменитая фоксхолская человеческая челюсть, отнюдь не примитивная по своей форме, в действительности происходила из отложений, ныне погребенных под Скалой и под толстым слоем ледникового гравия, то мы вправе со всей определенностью заявить, что жившие в те далекие времена люди по своим физическим данным не очень сильно отличались от ныне живущих».

У челюсти, о которой говорил Мойр, довольно интересная история (см. главу 7). Некоторые ученые сочли ее похожей на современную. К большому сожалению, фоксхолская челюсть теперь недоступна для дальнейших исследований, а они могли бы предоставить дополнительные данные в пользу того, что каменные орудия труда из Фоксхолла были сделаны человеком. Но даже и без челюсти сами орудия со всей определенностью говорят о присутствии человека на территории Англии в эпоху позднего плиоцена, то есть 2,0–2,5 миллиона лет назад.

В 1921 году американский палеонтолог Генри Фэрфилд Осборн энергично выступил в поддержку того, что каменные орудия пришли к нам из эпохи плиоцена. Он заявил, что доказательства присутствия человека в эпоху плиоцена «основываются теперь на прочном фундаменте фоксхолских кремневых инструментов. И не может быть подвергнуто сомнению то, что они были сделаны рукой человека». По утверждению Осборна, фоксхолские образцы включали в себя буры, стреловидные остроконечные орудия и различные скребки.

Рис. 3.6. Вид спереди и сзади двух каменных орудий из формации Красной скалы в Фоксхолле, Англия. По своему возрасту образцы относятся к периоду позднего плиоцена. По поводу левого образца Генри Фэрфилд Осборн сказал: «С двух сторон показано остроконечное каменное орудие, сколотое сверху и снизу и с суженным основанием, найденное на шестнадцатифутовом (около 5,5 метра) уровне фоксхолского разреза. Примитивный стреловидный тип орудия. Мог использоваться во время охоты». Относительно правого образца Осборн написал: «Бур с шестнадцатифутового уровня Фоксхолла».

Осборн поддержал и остальные находки Мойра: «Открытия Дж. Рэйда Мойра, свидетельствующие о том, что в эпоху плиоцена на территории Восточной Англии обитали люди, вписывают новую страницу в историю археологии... открытия предоставили несомненные свидетельства существования на юго-востоке Англии человека, имевшего достаточный уровень интеллекта, чтобы обрабатывать камень и уметь обращаться с огнем. Это происходило в конце эпохи плиоцена и накануне Первого оледенения».

Другим ученым, который не смог устоять перед фоксхолскими находками, был Хьюго Обермайер, который прежде находился в стане наиболее непримиримых оппонентов эолитических находок. Обермайер был одним из тех исследователей, кто полагал, что эолиты есть результат воздействия естественных природных стихий, наподобие тех процессов, какие происходят в мельницах для цемента и мела. Но в 1924 году Обермайер написал следующее: «Фоксхолское открытие является первым свидетельством существования человека в третичном периоде». Примечательно, что третичный период охватывает миоцен и плиоцен.

Мойр также сделал ряд открытий в относительно более молодом горизонте Кромерского леса, под Норфолком. Найденные им инструменты имеют возраст от 400 тысяч до 800 тысяч лет. По некоторым расчетам, возраст нижних слоев формации горизонта Кромерского леса достигает 1,75 миллиона лет.

Тем не менее многие ученые продолжали упорствовать в своем непризнании найденных Мойром образцов в качестве настоящих орудий труда. Они утверждали, что камни получили свою нынешнюю форму в результате воздействия исключительно природных сил. Например, С. Хэзлдин Уоррен (S. Hazzledine Warren) утверждал, что давление геологических пород на твердые меловые горизонты стало причиной соответствующей деформации камней. В качестве подтверждения он использовал несколько камней с отбитыми краями из Булхэдского горизонта (Англия), относящегося к эпохе эоцена. Об одном из них (рис. 3.7) в своем докладе Лондонскому геологическому обществу Уоррен заявил: «Этот образец, являющийся хорошим примером остроконечного каменного орудия правильной формы, наиболее примечателен. Не принимая во внимание обстоятельства его находки и не сравнивая его с другими подобными образцами, его мустерианские характеристики вряд ли можно поставить под вопрос». Мустерианскими именуются характерные общепринятые черты и свойства каменных орудий, присущие эпохе позднего плейстоцена. Уоррен считал вполне возможным обнаружение орудий в геологических слоях, относящихся к эпохе эоцена. Но люди, свободные от этих предубеждений, могут задать вопрос, действительно ли Уоррен обнаружил настоящее орудие труда в эоценовых слоях Эссе.

В последовавшей за докладом Уоррена Геологическому обществу дискуссии один из присутствовавших на заседании ученых указал на то, что в некоторых случаях инструменты Мойра были найдены в самой середине третичных осадочных слоев, а не на твердом меловом горизонте. Это обстоятельство лишает основы аргументацию Уоррена, объясняющую необычную форму эолитов давлением геологических пород. Именно тогда решение судьбы открытий Мойра было доверено международной комиссии. В состав комиссии, образованной по просьбе Международного института антропологии, вошли восемь известных европейских и американских ученых – антропологов, геологов и археологов. Изучив обстоятельства дела, ученые поддержали выводы, сделанные Мойром. Они пришли к заключению, что кремни из основания Красной скалы под Ипсвичем были извлечены из ранее нетронутых слоев и что их возраст соответствует по крайней мере эпохе плиоцена. Более того, сколы на камнях были, несомненно, сделаны рукой человека. Члены комиссии четырежды принимались раскапывать расположенный под Красной скалой детритовый горизонт и сами сумели обнаружить пять типичных образцов. Этим орудиям должно быть по крайней мере 2,5 миллиона лет. А так как детритовый горизонт содержит поверхностные минералы глубокого эоцена, возраст инструментов может вырасти до 55 миллионов лет.

     

Рис. 3.7. С. Хэзлдин Уоррен заявил, что этот предмет, расщепление которого стало, по его мнению, результатом воздействия естественных факторов, очень сильно напоминает мустерианский остроконечный инструмент. Несмотря на то, что камень был обнаружен в эоценовой формации, его обработка вполне могла быть делом рук человека.

Член комиссии Луи Капитан (Louis Capitan) заявил: «В нетронутых слоях Красной скалы есть обработанные кремни (мы видели их своими глазами). Обработка была проведена ни кем иным, как человеком или гоминидом, жившим в третичную эпоху. Мы, специалисты в области древнейшей истории, считаем этот факт не подлежащим сомнению».

Удивительно, но даже после доклада комиссии такие оппоненты Мойра, как Уоррен, продолжали упорствовать в своих попытках доказать, что именно силы естественного происхождения придали камням их нынешнюю форму. Уоррен утверждал, что камни могли быть расщеплены в результате трения айсберга об океанское дно вблизи береговой линии. Но, насколько известно, до сих пор еще никто не сумел доказать, что айсберги могут производить многочисленные выбоины и обеспечивать высокую точность обработки материала, как на образцах Мойра. К тому же многие образцы из района Красной скалы до своего извлечения находились в серединной части горизонта, а не на твердых скальных поверхностях, трением о которые айсберг мог их расщепить. Кроме того, английский археолог Дж. М. Коулз (J. М. Coles) сообщал, что фоксхолские инструменты встречаются в слоях осадочных пород, которые когда-то были поверхностью удаленной от океана суши и ни в коей мере не являются береговыми отложениями. Этот момент исключает предположение Уоррена.

После того как Уоррен выдвинул свою версию с айсбергом, острота полемики стала спадать. В 1968 году Коулз отмечал: «То... что научный мир безоговорочно не встал на сторону ни одной из сторон, может быть объяснено тем, что этой проблеме не уделялось большого внимания даже в период наиболее активного ее обсуждения». Отчасти, может быть, и так. Но есть еще одно возможное объяснение: в научных кругах сочли, что замалчивание открытий Мойра предпочтительнее их активной критики и что это наилучший способ их похоронить. К пятидесятым годам двадцатого века все больше и больше ученых склонялось к мысли, что колыбелью человечества следует считать Африку и что предки людей появились именно там в эпоху раннего плейстоцена. Таким образом, не было особого смысла (а возможно, был бы и вред) в постоянном опровержении доказательств теоретической невозможности обитания на территории Англии человека в эпоху плиоцена. Наоборот, это способствовало бы поддержанию полемики на достаточно высоком уровне. Политика замалчивания, преднамеренного или нет, оказалась очень эффективной в перемещении проблемы эолитов Мойра на второй план. Теперь уже не было необходимости пытаться одержать верх над теми, кого не замечают. Не было также особого интереса защищать и поддерживать свидетельства, предоставленные Мойром, так как такая позиция не сулила больших дивидендов.

Коулз является исключением из общей тенденции инстинктивного отрицания (или полного замалчивания) открытий Мойра. Он считал «несправедливым просто-напросто игнорировать весь этот материал без всякого на то основания» и в своем докладе за 1968 год все же признал, с определенными оговорками, подлинность некоторых каменных инструментов.

Хотя большинство современных ученых даже не упоминают об открытиях Мойра, одну из редких ссылок мы находим в работе Б. У. Спаркса (В. W. Sparks) и Р. Г. Веста (R. G. West) «The Ice Age in Britain» («Ледниковый период в Британии»): «В начале века многие найденные в скалах позднего плейстоцена камни расценивались как артефакты. Таковыми являлись кремни, некоторые из которых были сколоты с обеих сторон и происходили из формации Красной скалы (под Ипсвичем), а также так называемые «клюво-килевидные» образцы из основания Норвичской скалы (под Норвичем). Современная наука считает, что своей формой они обязаны действию естественных сил. Эти находки не отвечают требованиям, необходимым для признания их орудиями труда. Среди прочего эти требования предусматривают следующее: исследуемый предмет должен соответствовать установленному образцу; он должен происходить из того места, где обитание человека было возможно, и лучше всего, если там есть другие следы пребывания человека (например следы обработки материалов, убийства и захоронений); исследуемые образцы должны нести на себе следы обработки с двух или трех сторон, проведенной под правильными углами». Спаркс и Вест являются экспертами Кембриджского университета по эпохе плейстоцена на территории Великобритании,

Отвечая Спарксу и Весту, заметим, что Мойр и другие ученые, например Осборн и Капитан, классифицировали скальные образцы как определенные типы инструментов (топоры, буры, скребки и т.д.), сравнимые с другими палеолитическими орудиями, в том числе и мустерианскими. Фоксхолская стоянка вместе со знаменитой фоксхолской челюстью приводится многими учеными в качестве доказательства геологической допустимости присутствия там человека. Мойр полагал, что на месте обнаружения эолитов когда-то в очень глубокой древности была мастерская, и отмечал следы огня, который там тогда использовался. Что касается сколов на каменных орудиях, сделанных под правильными углами, то это не единственный критерий, по которому можно судить, что то или иное каменное орудие было сделано человеком. И все же М. С. Беркитт (М. S. Burkitt) из Кембриджа на некоторых инструментах, найденных Дж. Рэйдом Мойром, сумел обнаружить отщепления, сделанные с разных сторон и под правильными углами.

Беркитт, принимавший участие в работе международной комиссии, которая занималась изучением найденных Мойром в 1920-х годах орудий, дал о них положительный отзыв в своей книге «The Old Stone Age» («Каменный век»), опубликованной в 1956 году.

Особое впечатление на Беркитта произвело ознакомление с местом и результатами раскопок под Торрингтон Холлом, в двух милях (3200 метров) к югу от Ипсвича, где в скальных отложениях были обнаружены кремневые орудия. «В Торрингтон Холле непосредственно над артефактами были обнаружены раковины с неповрежденными до сих пор створками. ... Какое-либо смещение слоев гравия, которое бы могло вызвать деформацию кремня, не могло иметь места, так как в противном случае это неминуемо привело бы к разрушению хрупких створок раковин».

На этом основании Беркитт сделал смелый вывод по поводу обнаруженных под Красной скалой орудий: «Сами эолиты в своей массе намного старше отложений позднего плиоцена, в которых они были найдены. В самом деле, по возрасту некоторые из них вполне могли бы относиться к доплиоценовой эпохе». Другими словами, Беркитт был готов допустить существование на территории Англии разумных гоминидов, умевших производить орудия труда, пять миллионов лет назад. Так как существует достаточно много фактических свидетельств, включая скелетные останки, говорящих в пользу наличия в доплиоценовых временах людей абсолютно современного типа, нельзя исключать возможность того, что обнаруженные Мойром под основаниями скальных формаций инструменты были сделаны рукой Homo sapiens именно в тот период. Другим поддержавшим открытия Мойра ученым был Луи Лики (Louis Leakey), который в 1960 году писал: «Более чем вероятно, что в период нижнего плейстоцена первобытные люди жили на территории Европы, как это было в Африке. Не вызывает сомнений, что большинство образцов из подскальных отложений были обработаны человеческой рукой и не могут считаться продуктом естественных сил. Однако возраст орудий, найденных под основанием Скал, соответствует не раннему (нижнему) плейстоцену, а по крайней мере позднему плиоцену».
 

Две попытки опровержений теории эолитов

В палеонтологии мы иногда встречаемся с весьма категоричными заявлениями разоблачительного характера, имеющими целью ниспровержение того или иного доказательства. В случае с европейскими эолитами в качестве примера можно привести два весьма примечательных случая. В первом речь идет о докладе Брейля, в котором утверждалось, что псевдоэолиты образовались во французских формациях эпохи эоцена в Клермоне, Уаз (Clermont, Oise), в результате геологического давления. Вторым примером такого рода является доклад А. С. Барнса (A. S. Barnes). Основной целью доклада было доказательство естественного происхождения эолитов на основе данных статистического анализа углов соприкосновения геологической платформы с инструментом.

Рис. 3.8. В эоценовой формации Клермона (Уаз), Франция, Генри Брейль обнаружил кремниевые пластины, отколовшиеся от «материнского» блока в результате давления почвы. По его мнению, такие образцы доказывают, что эолиты не были сделаны человеком.

     

В 1910 году Генри Брейль вел научные изыскания, которые, как он считал, должны были положить конец полемике вокруг эолитов. В своем часто цитируемом другими учеными отчете он заявлял, что в Танетианской (Thanetian) формации у Бель-Асисса, поблизости от Клермона (Франция), ему удалось обнаружить кремни, похожие на каменные орудия. Данная формация относится к периоду раннего эоцена. Таким образом, возраст найденных образцов может составлять 50–55 миллионов лет. Но Брейль никак не мог представить себе существование людей в эпоху эоцена. В таком случае представляется логичным вопрос о происхождении этих кремней. Во время своих раскопок Брейль наткнулся на несколько камней с лежавшими рядом отколотыми кремневыми пластинами. Некоторые из этих пластин имели выбоины от ударов. Другие также несли на себе следы обработки. Однако Брейль решил, что причиной этого было просто геологическое давление.

Но может ли геологическое давление вызвать эффект, который обнаружил Брейль? Современный специалист по каменным орудиям Леланд У. Паттерсон (Leiand W. Patterson) утверждает, что давление почвы лишь в очень редких случаях может приводить к выбоинам. Чаще всего такие выбоины являются результатом сознательно направленного удара.

Рис. 3.9. Эти предметы, найденные в эоценовой формации  под  Клермоном (Уаз),  Франция, были определены Г. Брелем как «псевдоэолиты».

Для подтверждения своей точки зрения Брейль использовал свой лучший пример с пластинами, найденными рядом с «материнским» материалом (рис. 3.8). Но следы внешнего воздействия на них намного грубее, чем на образцах, отобранных Брейлем в качестве примеров псевдоэолитов (рис. 3.9). Ученый утверждал, что все следы на его образцах есть результат воздействия на них большого давления почвы. Но это заявление имело бы под собой основание только в том случае, если бы ему удалось найти менее грубые, чем эолиты, пластины рядом с «материнским» блоком. Но как раз этого ему добиться не удалось.

Безосновательность гипотезы Брейля о геологическом давлении становится еще более очевидной при обсуждении того, что Брейль называл «двумя по-настоящему замечательными находками, первоначальное местоположение которых (в самой середине горизонтов) не вызывает ни малейших сомнений».

Брейль отмечал, что первый предмет (рис. 3.10) фактически неотличим от азилио-тарденуазьянского (Azilio-Tardenoisian) скребка (grattoir). Следует отметить, что ученые обычно относят азилио-тарденуазьянские каменные орудия к Homo sapiens sapiens позднего плейстоцена в Европе. Описывая вторую примечательную находку (рис. 3.11), Брейль сравнил ее с инструментами, найденными в Лезези (Les Eyzies), стоянке на территории Франции, относящейся к эпохе позднего плейстоцена. Простой деформацией, вызванной геологическим давлением, довольно затруднительно объяснить наличие этих двух орудий, которым более пятидесяти миллионов лет.

На доклад Брейля до сих пор ссылаются как на доказательство того, что эолиты есть результат действия природных сил, а не плод человеческих усилий. Эта ссылка является очень ловким и эффективным пропагандистским трюком. Ведь, наверное, немного найдется таких, кто захочет рыться в архивах в поисках оригинала доклада Брейля, чтобы самим убедиться в том, что он действительно сказал и что на самом деле имел в виду.

Брейль сделал свой знаменитый доклад в 1910 году, то есть еще до основных открытий Дж. Рэйда Мойра в Восточной Англии. Когда находки Мойра стали привлекать внимание общественности, Брейль отправился в Англию, чтобы составить непосредственное суждение о найденных образцах. Может показаться удивительным, но Брейль занял сторону Мойра. Он заявил, что орудия из плиоценовой Красной скалы, что в Фоксхолле, являются подлинными. Брейль подчеркнул также, что некоторые инструменты из горизонтов, находящихся под Красной скалой, «были абсолютно неотличимы от классических кремневых орудий». Возраст подскальных формаций колеблется от 2 до 55 миллионов лет. Однако с течением времени Брейль стал более уклончивым. В издании за 1965 год его книги «Men of the Old Stone Age» («Люди каменного века»), вышедшей уже после смерти автора, говорится только о «некотором числе кремней, которые могли бы быть классифицированы как орудия, несмотря на то, что углы их обработки свидетельствуют против этого». Интересно, почему здесь не упоминается первоначальное мнение Брейля о фоксхоллских образцах, а именно: «Это не просто эолиты; они практически неотличимы от классических кремневых орудий»? Другим важным элементом полемики об эолитах стал тест на угловые значения платформы, проведенный Альфредом Барнсом. Поддерживавший Мойра в 1920-х годах, он позднее стал его оппонентом. В 1939 году им было сделано заявление, которое многие ученые до сих пор считают смертельным ударом по английским эолитам Мойра. Но Барнс этим не ограничился. В его научном труде, озаглавленном «Различия между естественной и искусственной обработкой доисторических каменных орудий», он также описал каменные орудия из Франции, Португалии, Бельгии и Аргентины.

Рис. 3.10. Этот предмет из кремния был обнаружен Г.Брейлем и Обермайером в эоценовой формации под Клермоном (Уаз), Франция. Брейль отметил его идентичность по форме с некоторыми орудиями позднего плейстоцена, но, тем не менее, отнес его к продуктам деформации, вызванной геологическим давлением.

     

Одним из наиболее сильных аргументов сторонников эолитов было то, что природные факторы просто не могли вызвать те изменения, которые имелись в обсуждаемых образцах. И Барнс стал искать какой-нибудь способ математически опровергнуть или подтвердить эту точку зрения. Для этого он решил заняться изучением угла, который назвал «платформа-след». «Угол соприкосновения, – отмечал Барнс, – это угол между платформой или поверхностью, по которой был нанесен удар или было применено иное физическое давление, приведшее к расщеплению образца, и следом на инструменте, соответствующим месту скола». В случае с предметами, изготовленными человеком, этот угол должен быть острым. Тогда как действие природных сил, по мнению Барнса, может привести к образованию лишь тупых углов.

Однако, на наш взгляд, Барнс описывает технику измерения угла не совсем понятно. Мы встречались со специалистами по каменным орудиям из Музея Сан-Бернардино калифорнийского округа, в частности с Рут Д. Симпсон (Ruth D. Simpson), и они также не сумели точно сказать, какой же угол предлагал измерять Барнс. Во всяком случае Барнс полагал, что измерение величины данного угла позволяет установить объективный параметр, при помощи которого можно отличить естественную деформацию от искусственной.

Для получения объективных данных измерения должны производиться не над одним, а над большой группой эолитов. Барнс утверждал, что образец «может считаться обработанным человеком, если тупыми (больше 90 градусов) являются менее 25 процентов углов «платформа-след». Установив это, Барнс сделал ошеломляющее заявление: ни один из исследованных им эолитов, включая эолиты Мойра, не отвечает этим требованиям и, следовательно, не является творением человеческих рук. Ситуация довольно интересная. Оказывается, сам Мойр, будучи знаком с критериями оценки Барнса, отчего-то считал, что его образцы им соответствуют. Однако для Барнса и почти для всех научных авторитетов вопрос был закрыт.

     

Рис. 3.11. Кремнивый предмет, обнаруженный в эоценовой формации под Клермоном (Уаз), Франция. Хотя Брейль сравнивал его с инструментами позднего плейстоцена, он отнес его к продуктам деформации, вызванной геологическим давлением.

Действительно, уже в течение длительного времени проблема эолитов и других третичных каменных орудий держала участвовавших в полемике ученых в напряжении. Но с открытием яванского и пекинского человека научное сообщество, не колеблясь, утвердилось во мнении, что переход от обезьяноподобных предков к древним людям (протолюдям) состоялся где-то между ранним и средним плейстоценом. Это сразу привело к резкому снижению интереса к каменным орудиям. Тем не менее Барнс сумел решить задачу, которая помогла отказаться от некоторых бесполезных пережитков и беспочвенных свидетельств. И теперь, когда встает вопрос о древнейших каменных орудиях (что время от времени происходит), официальная наука без зазрения совести может сослаться на доклад Барнса. Даже в наши дни при изучении каменных орудий ученые применяют его метод.

Но при более внимательном изучении представляется, что «окончательно развенчивающий эолиты» доклад Барнса сам нуждается в некоторой корректировке. Канадский антрополог Алан Лайл Брайан (Alan Lyie Bryan) в 1986 году писал: «Вопрос, как отличить произведенное человеком от сделанного природой, далек от разрешения и требует дальнейших исследований. То, как эту проблему пытались решить в Англии – посредством применения статистического метода Барнса по измерению угла «платформа-след», – неприменимо ко всему комплексу проблем разграничения артефактов и предметов природного происхождения». Во время телефонного разговора с одним из авторов, состоявшегося 28 мая 1987 года, Брайан высказал осторожное предположение, что Барнс мог зайти слишком далеко в своих попытках развенчать все найденные в Европе каменные орудия. Говоря о недавних открытиях, Брайан сказал, что найденные в Австралии орудия эпохи позднего плейстоцена не вписываются в рамки спецификации по Барнсу.

Другим примером каменных орудий, которые явно не соответствуют предъявляемым Барнсом требованиям, являются инструменты, найденные на нижних уровнях Олдувайского ущелья. Принимая во внимание грубые формы предметов, которые, по словам Луи Лики, сравнимы с инструментами Мойра, заметим, что подлинность первых никогда не ставилась официальной наукой под сомнение. Возможно, причина этой благосклонности кроется в том, что олдувайские кремневые образцы прекрасно вписываются в «африканскую» гипотезу происхождения человека, которая принимается как догма.

Из заявлений Брайана и других ученых видно, что справедливость огульного отрицания подлинности эолитов и других каменных орудий на основе критериев метода Барнса далеко не очевидна.
 

Недавние находки эолитических орудий в Северной и Южной Америке

Несмотря на все усилия Барнса и Брейля, проблема эолитов не перестает удерживать внимание археологов. На территории Северной и Южной Америки было найдено несколько аномально древних грубых орудий эолитического типа.

Большинство археологов утверждает, что сибирские охотники перебрались на территорию современной Аляски по суше в период последнего оледенения, которое привело к значительному понижению уровня Мирового океана. В то время канадский ледяной пласт воспрепятствовал дальнейшему продвижению людей в южном направлении. И только около двенадцати тысяч лет назад первые американские переселенцы прошли по освободившемуся ото льда пространству и очутились на земле, которая сегодня зовется Соединенными Штатами. Это были охотники, известные тем, что наконечники их копий имели форму трилистника. Их относят к каменным орудиям высокой степени обработки, сравнимым с орудиями периода позднего палеолита в Европе.

Тем не менее раскопки, проводившиеся на многих стоянках с применением современных археологических методов, свидетельствуют, что люди в Америке жили по крайней мере тридцать тысяч лет назад. Речь идет о стоянках Эль-Седрал (Северная Мексика), об острове Санта-Барбара (Калифорния) и о скальной пещере Бокейрау ду Ситиу да Педра Фурада (на севере Бразилии). Другие стоянки насчитывают еще более солидный возраст.
 

Джордж Картер и стоянка Тексас-Стрит

Хорошим примером ранних американских каменных орудий, вызвавших в свое время полемику, аналогичную дискуссии вокруг эолитов в Европе, стали открытия, которые сделал Джордж Картер (George Carter) во время раскопок стоянки Тексас-Стрит (Texas Street) в Сан-Диего, Джордж Картер заявил, что ему удалось обнаружить печи и грубые орудия из камня, возраст которых оценивается в 80–90 тысяч лет и соответствует последнему межледниковому периоду. Критики только посмеялись над этими утверждениями, окрестив артефакты Картера «картефактами». Позже имя Картера будет публично опорочено в гарвардском курсе по «Фантастической археологии». Джордж Картер, тем не менее, дал ясные критерии, позволяющие отличить найденные им инструменты от обломков камней, которые обрели свою нынешнюю форму в результате воздействия природных сил. И специалисты по вопросам археологии каменного века, такие, как Джон Виттофт (John Witthoft) подтвердили обоснованность претензий Картера.

В 1973 году Джордж Картер предпринял более тщательные исследования в Тексас-Стрит, пригласив многих археологов приехать и увидеть стоянку собственными глазами. Однако, как сказал Картер, почти никто не откликнулся на это приглашение: «Ученые из Университета Сан-Диего наотрез отказались даже взглянуть на проводившиеся у них под боком работы».

В 1960 году редактор журнала Science, являющегося изданием Американской академии развития науки, предложил Картеру подготовить статью о древних людях на территории Америки. После того как Картер эту статью написал, редактор направил ее на рецензирование двум ученым. Их заключение было отрицательным.

Узнав об этом, Джордж Картер в своем письме редактору журнала от 2 февраля 1960 года написал: «Я должен признать, что Вы ничего не знали о тех страстях, которые бушуют в этой области. Сегодня бесполезно даже пытаться представить что-либо новое (и быть услышанным) по статусу древнего человека в Америке. Вот только один пример: есть человек, имя которого я не могу назвать, так как он разделяет мою точку зрения. И если бы он открыто об этом высказался, то вполне мог лишиться места. Другой мой анонимный корреспондент, будучи аспирантом, сделал находку, которая могла бы подтвердить мою правоту. Тем не менее он и его товарищ-студент были вынуждены буквально зарыть ее обратно в землю, так как были уверены, что, поступи они иначе, это могло бы стоить им карьеры. На одной из встреч один молодой ученый сказал мне: «Уверен, что вы абсолютно правы. Но если бы я осмелился об этом заявить открыто, это стоило бы мне работы». На другой встрече, другой молодой человек подошел ко мне и украдкой сказал: «В одном месте они обнаружили такие же, как и ваши, орудия, но предпочли не делать этот факт достоянием гласности».

Отрицательное влияние негативной пропаганды на объективную оценку открытий Картера описал, вместе со своими коллегами, археолог Брайан Ривс (Brian Reeves) в 1986 году:

«Действительно ли в Тексас-Стрит были обнаружены настоящие артефакты и на самом ли деле возраст этой стоянки соответствует последнему межледниковому периоду? В силу того, что «аргументация» давалась авторитетными учеными, старший из авторов [Ривс], как и большинство других археологов, принимал позицию критиков, не задумываясь над ее справедливостью, не уделяя должного внимания местам раскопок и не допуская, что найденные там предметы являются артефактами». Но после того как Ривс удосужился взглянуть на свидетельства собственными глазами, его точка зрения изменилась. Он пришел к выводу, что эти объекты на самом деле являются орудиями, произведенными человеком, и что возраст стоянки Тексас-Стрит был таким древним, каким считал его Картер.
 

Луи Лики и стоянка Калико

В самом начале своей карьеры Луи Лики, позднее получивший известность благодаря своим африканским открытиям в Олдувайском ущелье, имел весьма радикальные мысли по поводу древности человеческого рода на территории Америки. В то время ученые полагали, что миграция охотников из Сибири в Америку произошла не раньше, чем пять тысяч лет назад.

Лики вспоминал: «В 1929–1930 годах, когда я преподавал в Кембриджском университете... я стал говорить своим студентам, что человек должен был появиться в Новом Свете по крайней мере 15 тысяч лет назад. Никогда не забуду реакцию на это Алеша Грдлички, влиятельного человека из Смитcоновского фонда, как раз находившегося тогда в Кембридже. Мой профессор (а я тогда был лишь куратором) передал, что д-р Лики говорит своим студентам, будто первые люди появились в Америке пятнадцать или более тысяч лет назад. Грдличка, негодуя, буквально ворвался в аудиторию, где я обычно преподавал.

– Лики, что я слышу? Вы проповедуете ересь?

– Нет, сэр, – отвечал я. На что Грдличка воскликнул:

– Не нет, а да! Вы говорите своим студентам, что на территории Америки первые люди появились пятнадцать тысяч лет назад. Какими доказательствами вы располагаете?

– Прямых доказательств нет. Есть только косвенные. Но принимая во внимание то, что с момента своего появления на территории Америки люди должны были расселиться на всей ее территории от Аляски до мыса Горн, а также большие лингвистические различия в языках населяющих обе Америки народов и наличие по крайней мере двух цивилизаций, невозможно себе представить, что все это могло произойти всего лишь за несколько тысяч лет, как вы это утверждаете».

Рис. 3.12. Остроконечный резец – каменный инструмент из Калико,
в Южной Калифорнии. Возраст – около 200 тыс.лет.

Лики продолжал придерживаться неортодоксальных взглядов на эту проблему и в 1964 году предпринял раскопки стоянки Калико (Calico) в пустыне Моджэв (Калифорния) с целью добыть убедительные свидетельства своей правоты. Эта стоянка расположена недалеко от берега ныне исчезнувшего озера Мэникс, существовавшего в эпоху плейстоцена. В результате раскопок, длившихся восемнадцать лет и проводившихся под руководством Рут Д. Симпсон, с различных геологических уровней было поднято 11 400 эолитоподобных артефактов. Самый древний «эолитоносный» слой имел возраст 200 тысяч лет, что было определено при помощи урано-изотопного метода.

Тем не менее, как это произошло и с находками на стоянке Тексас-Стрит, большинство археологов отвергли найденные в Калико артефакты, охарактеризовав их как природные. Поэтому открытия в Калико даже не упоминаются в научных трактатах по археологии. Соня Коул (Sonia Cole), биограф Лики, писала: «Для многих ученых, питавших чувство уважения и восхищения к Луи и его семье, годы, проведенные на раскопках в Калико, были временем смущения и печали».

Хотя у артефактов из Калико есть также и свои защитники, приводящие убедительные аргументы в пользу того, что они были сделаны человеком и не являются результатом воздействия естественных геологических явлений, Филлип Тобиас (Phillip Tobias), первооткрыватель австралопитека и знаменитый ученый, работавший вместе Раймондом Дартом (Raymond Dart), в 1979 году заявил: «Когда д-р Лики впервые показал мне небольшую часть собранных в Калико предметов... я сразу понял, что некоторые из них, хотя и не все, несут на себе очевидные следы человеческого вмешательства».

В 1986 году Рут Д. Симпсон утверждала: «Для природы было бы весьма затруднительно произвести столь многочисленные образцы, удивительно похожие на сделанные человеком орудия с одной рабочей поверхностью и тщательно обработанным лезвием. На стоянке Калико было найдено множество инструментов этого типа, в том числе различные скребки и резцы». Каменные орудия с одной рабочей поверхностью и ровным лезвием, как найденные в Калико, типичны и для европейских раскопок. Аналогичные находки были сделаны также на востоке Африки. Наиболее примечательным среди всех найденных в Калико образцов был великолепный остроконечный резец (рис. 3.12).

В целом же официальная палеоантропология предпочла пройти мимо открытий, сделанных в Калико, или же встать к ним в оппозицию. Тем не менее Рут Д. Симпсон заявила: «База данных по первым появившимся в Новом Свете людям постоянно и быстро расширяется. И эти факты уже нельзя просто проигнорировать только потому, что они не вписываются в ныне существующие схемы древнейшей истории Нового Света... Требуется гибкость ума, чтобы непредвзято и тщательно подойти к изучению этого вопроса».
 

Токо-да-Эсперанса, Бразилия

Поддержка подлинности орудий из Калико пришла из Бразилии. В 1982 году Мария Бертран обнаружила серию пещер с наскальными рисунками. Это произошло в бразильском штате Баиа. В результате раскопок в Тока-да-Эсперанса (Тоса da Esperanca – Пещера надежды) в 1985 году, а также в течение следующих двух лет были обнаружены каменные инструменты грубой работы и находившиеся рядом с ними кости млекопитающих периода плейстоцена. Обследования найденных костей радиоизотопным методом показали, что их возраст составляет около 200 тысяч лет. Возраст самых старых костей оказался равным 295 тысячам лет. Научный мир узнал о бразильских находках от известного французского археолога Анри де Люмлэ (Henry de Lumley). Найденные образцы были кварцевыми и напоминали орудия из Олдувайского ущелья. Примечательно, что ближайшее место залегания кварца располагается в десяти километрах от пещеры. В своем сообщении Анри де Люмлэ и его коллеги отмечали: «Факты говорят о том, что древние люди появились на территории Америки гораздо раньше, чем считалось». Они продолжали: «В свете открытий в Тока-да-Эсперанса становится гораздо проще интерпретировать каменные орудия со стоянок Калико и Моджэвской пустыни (поблизости от Йермо, округ Сан-Бернардино, штат Калифорния), возраст которых оценивается в 150–200 тысяч лет».

Анри де Люмлэ и его коллеги утверждают, что в эпоху плейстоцена было несколько волн миграции людей и их предков в Америку из Северной Азии. По их словам, наиболее ранними мигрантами, оставившими свои орудия в бразильской пещере, были представители вида Homo erectus. Это не вступает в противоречие с общими взглядами на эволюцию человека. Но в то же время нет причины полагать, что орудия не могли быть произведены современными, с анатомической точки зрения, людьми. Как мы уже не раз отмечали, орудия точно такого же типа и сегодня продолжают делать люди в различных частях света.
 

Монте-Верде, Чили

Результаты раскопок на стоянке Монте-Верде (Monte Verde), что на юге центрального региона Чили, оказали большое влияние на подход к изучению каменных орудий в целом. Согласно сообщению в Mammoth Trumpet (1984), впервые стоянка была обследована археологом Томом Диллехэем (Torn Dillehay) в 1976 году. Хотя ее возраст (12500–13500 лет) и не может считаться аномальным, сделанные там археологические находки бросают вызов общепринятой теории о «древних сибирских охотниках, наконечники копий которых имели форму трилистника». Культура Монте-Верде радикально отличалась от культуры «сибирских охотников». Хотя люди Монте-Верде и делали обоюдоострые инструменты, в основном они все же пользовались каменными орудиями, предварительно подвергнув их минимальной обработке. Действительно, в качестве инструментов они использовали обломки камней. На некоторых из них нет никаких признаков предварительной обработки; видно лишь, что их использовали в качестве орудий. Другие находки несут на себе следы преднамеренной обработки рабочей поверхности. Это очень напоминает описания найденных в Европе эолитов.

В данном случае вопрос о том, являются ли известные находки артефактами или же они представляют собой творения сил природы, был разрешен самым чудесным образом. Стоянка расположена на болотистой почве, которая способствует консервации органических и минеральных остатков. Так, здесь были найдены два каменных инструмента с приделанными к ним деревянными ручками. Ученые обнаружили также двенадцать фундаментов различных строений, сложенных из скрепленных между собой бревен и обрезанных досок. На стоянке располагались большие общие очаги и небольшого размера глиноземные печи, топившиеся древесным углем. В некоторых местах были видны отпечатки ног ребенка 8–10 лет. Были также найдены три деревянные ступки с деревянными же ручками. Рядом с остатками дикого картофеля, лекарственных и прибрежных растений, с высоким содержанием соли, были раскопаны жернова. В общем, можно сказать, что стоянка Монте-Верде дает богатую и очень интересную информацию о существах, которые, возможно, делали и использовали каменные орудия в эпоху плиоцена и миоцена в Европе или на стыке плиоцена и плейстоцена в Африке. Следует отметить, что в быту они пользовались различной домашней утварью, сделанной из органических материалов. Можно предположить, что они, безусловно, являлись людьми и их культурный уровень был примерно таким же, каков он у современных людей, живущих в простом деревенском поселении.

Благодаря случайно сохранившимся артефактам со стоянки Монте-Верде мы видим, что при довольно высоком культурном уровне использовались и грубые каменные орудия. На стоянках, которые старше Монте-Верде на миллионы лет, мы находим только каменные орудия. Но нельзя исключать вероятности того, что когда-то у этих орудий были и деревянные части, как это видно на примере Монте-Верде.
 

Недавние находки в Пакистане

Исследователи продолжают находить эолитоподобные орудия, которые не вписываются в принятые рамки человеческой эволюции, и за пределами обеих Америк. Примером этому служат некоторые недавние находки британских археологов в Пакистане. Эти грубо сработанные каменные орудия насчитывают около двух миллионов лет. Но, согласно доминирующей идее о том, что прародиной человека является Африка, Homo habilis – живший в то время человеческий предок – не мог находиться где-либо еще.

Говоря о пакистанских находках, некоторые ученые пытались их дискредитировать. В своей статье в газете New York Times антрополог Сэлли Мак-Брити (Sally McBrearty) отмечала, что эти открытия «не предоставили достаточных доказательств того, что образцы действительно имеют столь древний возраст, а также что эти орудия были сделаны человеком». Но наш обзор аномально древних каменных орудий заставляет подходить к таким заявлениям с известной осторожностью. Обычно ученые предъявляют гораздо более высокие требования к оценке аномальных открытий, чем к тем свидетельствам, которые вписываются в устоявшиеся рамки теории эволюции человека.

Рис.  3.13.  Каменное орудие, обнаруженное
в Верхней Сиваликской формации в Пакистане.

В опубликованном в 1987 году в журнале New Scientist материале утверждается, что Мак-Брити была настроена чересчур скептически. Касаясь выраженных ею сомнений относительно стратиграфической ситуации и возраста каменных предметов, New Scientist писал: «Такие сомнения безосновательны применительно к каменным образцам из Долины Сон (Soan), расположенной к юго-западу от Равалпинди, утверждает Робин Деннелл (Robin Dennell) исполнительный директор Палеонтологического проекта Британской археологической миссии и Шеффилдского университета. Он и его коллега Хелен Ренделл (Helen Rendell), геолог из университета Сассекса. сообщают, что обнаруженные там каменные образцы, причем все из кварцита, были настолько прочно вмурованы в отложения конгломерата и крупнозернистого песчаника, называемые Верхней Сиваликской системой, что им пришлось их выдалбливать». Согласно New Scientist, возраст находок определили посредством сочетания палеомагнитных и стратиграфических исследований.

Ну а как же с утверждением Мак-Брити, что обнаруженные каменные предметы не являются творением рук человека? New Scientist выразил более взвешенную точку зрения: «Из всех извлеченных ими предметов восемь, как считает Деннелл, «определенно являются артефактами». По мнению Деннелла, наиболее убедительным артефактом является кусок кварцита, который, как предполагается, с помощью каменного топора гоминид обтесал в трех направлениях, сняв с камня семь пластин (рис. 3.13). Оставленные на образце следы столь многогранной обработки материала «убедительно свидетельствуют», что сделано это было человеком».

Какова же была реакция научной общественности на пакистанскую находку? Ученые, придерживающиеся той точки зрения, что Homo erectus был первым представителем линии Homo, покинувшим Африку около миллиона лет тому назад, были готовы скорее попытаться опровергнуть возраст находки из Пакистана, чем хоть в чем-то поступиться своими взглядами.
 

Сибирь и Индия

Множество открытий каменных орудий, возраст которых составляет порядка двух миллионов лет, было сделано в других частях Азии, в частности в Сибири и на северо-западе Индии.

В 1961 году сотни грубо обработанных каменных орудий были найдены на сибирской реке Улалинке, в районе Горно-Алтайска. Согласно докладу, сделанному в 1984 году русскими учеными А. П. Окладиновым и Л. А. Рогозиным, орудия были обнаружены в слоях, возраст которых колеблется от 1,5 до 2,5 миллиона лет.

Другой русский ученый, Юрий Мочанов, раскопал каменные орудия, похожие на европейские эолиты. Он сделал свое открытие над долиной реки Лены, в местности под названием Диринг-Юрлах, Сибирь. С помощью калий-аргонового и магнитного методов был определен возраст формаций, в которых были обнаружены образцы. Он составил 1,8 миллиона лет. Другое недавнее открытие, на этот раз сделанное в Индии, также уносит нас на два миллиона лет назад. Многочисленные открытия каменных орудий были сделаны в районе Сиваликских холмов, на северо-западе Индии. Название этой местности происходит от имени полубога Шивы (Hiva – на санскрите) – повелителя сил вселенского разрушения. В 1981 году Анек Рам Санкхьян (Anek Ram Sankhyan) из Индийской антропологической инспекции у деревни Хариталиангар в Татротской формации периода позднего плиоцена обнаружил каменное орудие, возраст которого превышает 2 миллиона лет. В этой же формации были раскопаны и другие орудия.

Вышеупомянутые находки в Сибири и Индии, возраст которых оценивается в 1,5–2,5 миллиона лет, не очень хорошо согласуются с общепринятой версией о том, что особи Homo erectus, первого представителя семейства Homo, стали покидать свой африканский дом только около миллиона лет назад. В 1982 году К. Н. Прасад (К. N. Prasad) из Индийской геологической инспекции сообщил о находке «моногранного ручного каменного топора» в миоценовой формации Нагри. Это произошло поблизости от Хариталиангара, на северо-западе Индии, у подножия Гималаев. В своем докладе Прасад утверждал: «Орудие было найдено in situ, во время работ по измерению мощности геологических пластов. С особой тщательностью было зафиксировано точное местонахождение образца. Это было сделано для того, чтобы исключить в будущем всякую возможность утверждать, что он-де происходит из младших по возрасту горизонтов».

Прасад полагал, что орудие было сделано обезьяноподобным существом – рамапитеком (Ramapithecus). «Наличие этого каменного орудия в столь древних геологических отложениях, – утверждал Прасад, – говорит о том, что ранние гоминиды, такие, как Ramapithecus, умели делать инструменты, были прямоходящими и, возможно, использовали каменные орудия для охоты». Но большинство ученых считают рамапитека предком не человека, а современных орангутанов. Это означает, что он был неспособен производить орудия.

Но кто же, в таком случае, сделал миоценовые орудия, о которых сообщил Прасад? Сделать инструменты вполне могли анатомически современные люди, которые жили в эпоху миоцена. И даже если мы предположим, что такое примитивное существо, как Homo habilis, был автором инструмента эпохи миоцена, это все равно вызовет серьезные вопросы. Ведь согласно ныне принятой версии, первые существа, которые умели делать орудия труда, появились в Африке около двух миллионов лет назад.
 

Кто же автор эолитов?

Даже получив доказательства того, что эолиты были сделаны человеком (доказательства, которые многим покажутся убедительными), некоторые все же будут продолжать в этом сомневаться. Можно спросить: имеют ли они право на известную долю сомнения? Ответ может быть только один: в принципе да. Но в этом случае они не должны признавать и другие подобные каменные орудия и должны отрицать авторство человека на такие общепризнанные орудия, как Олдованские (Oldowan) каменные инструменты из Восточной Африки, открытые Луи и Мэри Лики. Так как если изображения эолитов, найденных на Кентском плато и в Восточной Англии, положить рядом с изображениями находок из Олдувайского ущелья (рис. 3.3), то мы с трудом сможем заметить между ними разницу.

Из этого следует, что наиболее обоснованным выводом является то, что как европейские эолиты, так и олдованские орудия из Восточной Африки были кем-то сделаны. Но кем? Практически безо всяких оговорок ученые считают, что олдованские инструменты были сделаны человеком умелым (Homo habilis), являвшимся примитивным видом гоминида. Следовательно, ученым не должна казаться абсолютно неприемлемой мысль о том, что существа типа человека умелого вполне могли быть авторами эолитов из Восточной Англии и с Кентского плато. Кстати, некоторые из них имеют примерно тот же возраст, что и олдованские орудия.

По этому поводу есть еще одна интересная мысль. Мэри Лики высказала ее в своей книге об олдованских каменных орудиях: «Можно вкратце упомянуть о примере из нашего времени. Случай, о котором идет речь, произошел в Юго-Западной Африке. Экспедиция из Государственного музея Виндхука встретила людей из племени Ова Тжимба, которые не только делают из камня орудия для расщепления костей и другой тяжелой работы, но также используют простые необработанные кремни в качестве ножей и скребков». Таким образом, нет никаких оснований отрицать возможность того, что анатомически современные люди могли производить грубые каменные орудия, найденные в Олдувайском ущелье, а также эолиты, обнаруженные на европейских стоянках.

Противники этой точки зрения в свою очередь могут заявить, что до сих пор не были обнаружены ископаемые останки людей современного типа, которые бы жили в эпоху раннего плейстоцена или позднего плиоцена, или же 1–2 миллиона лет назад. Что же касается костных остатков человека умелого (Homo habilis), то таковые в распоряжении ученых имеются. Однако в этой связи следует заметить, что ископаемые останки Homo sapiens встречаются довольно редко и на стоянках позднего плейстоцена, на которых встречаются многочисленные орудия из камня и другие следы человеческого присутствия.

Более того, как описано в главах 7 и 12, в геологических слоях по крайней мере того же возраста, что и нижние уровни Олдувайского ущелья (Танзания), ученые обнаружили скелетные останки человека полностью современного типа. Среди этих находок можно выделить ископаемый скелет человека, найденный д-ром Гансом Реком (Hans Reck) в 1913 году в II горизонте олдувайского ущелья, а также ископаемые бедренные кости Homo sapiens, обнаруженные Ричардом Лики у кенийского озера Туркана в формации, возраст которой несколько старше горизонта I Олдувая.

Следовательно, нельзя говорить о том, что нет никаких ископаемых свидетельств присутствия человека на нижних уровнях олдувайского ущелья. В дополнение к ископаемым свидетельствам мы располагаем докладом Мэри Лики о вызвавших полемику камнях, сложенных по кругу в точке DK нижнего горизонта I. По ее мнению, «камни могли быть сложены таким образом для укрепления вбитых в землю ветвей деревьев и палок, служивших ветроломом или примитивным убежищем».

«На первый взгляд, – отмечала Мэри Лики, – круг напоминает временные сооружения, часто встречающиеся и сегодня у кочевых племен, которые вокруг своих стоянок обычно возводят небольшого размера каменные стены, служащие им либо ветроломом, либо фундаментом временных построек. На этот фундамент кладутся ветви деревьев, а на них, в свою очередь, шкуры животных или трава, в качестве крыши». Мэри Лики предоставила фотографию такого временного убежища, сделанную в расположении племени Окомбамби в Юго-Западной Африке (Намибия).

С объяснением назначения каменного круга, данным Мэри Лики, согласились не все. Однако приняв ее версию, задаешься естественным вопросом: если каменное сооружение напоминало ей убежища, возводимые современными кочевыми племенами, такими, как Окомбамби, то почему же она не допускала возможность существования анатомически современных людей, которые могли соорудить Олдувайский каменный круг 1,75 миллиона лет назад?

Интересное наблюдение: некоторые найденные в Олдувайском ущелье каменные орудия несли на себе следы довольно интенсивной предварительной обработки. Дж. Десмонд Кларк (J. Desmond Clark) писал в предисловии к научному труду Мэри Лики: «Здесь присутствуют артефакты, использование которых типологически ассоциируется с гораздо более поздними временами (поздний палеолитический период или даже позже), а именно: различные скребки, шило, резцы... а также камни с различными выбоинами и бороздками». Мимоходом заметим, что орудия, «найденные в слоях позднего палеолита и даже более ранних периодов», расцениваются современными учеными скорее как работа Homo sapiens, чем Homo erectus или Homo habilis. Каменные орудия высокой степени обработки встречаются также в местах находок эолитов в Европе. Таким образом, можно предположить, что некоторые, если не все, олдованские орудия, а также эолиты были сделаны анатомически современными людьми.

Кроме того, Луи и Мэри Лики обнаружили в горизонте I Олдувайского ущелья камни-бола,1 а также инструмент для выделки кожи, который мог использоваться для выделки сухожилий для лассо. Использование столь сложного охотничьего инструмента требует определенного уровня интеллекта и ловкости, которым Homo habilis явно не обладал. Это предположение подтверждается недавней находкой относительно полного скелета человека умелого (Homo habilis), доказывающей, что этот гоминид имел гораздо больше черт, присущих обезьяне, чем ученые до этого полагали.

Каков же итог? Мы видим, что и в наши дни люди изготовляют каменные орудия самой различной степени обработки – от примитивной до сложной. И как описано в данной главе, а также в двух последующих главах, мы находим свидетельства того же разнообразия орудий, относящихся к эпохам плейстоцена, плиоцена, миоцена и даже эоцена. Самое простое объяснение этому лежит на поверхности: анатомически современные люди, делающие эти разнообразные инструменты сегодня, делали их и в далеком прошлом. Можно также предположить, что эти древние люди сосуществовали с примитивными человекоподобными существами, которые тоже делали каменные орудия.
 

Примечание

 1 Камни бола (бола – по-испански «мяч»). Приспособление типа лассо, но с двумя привязанными на дальнем конце камнями-шарами (болас), применяемое для поимки животных.


Конец 3-й главы. Читайте продолжение, Главу 4.



Российский триколор  2006 «Golden Time». Revised: октября 28, 2012


Назад Возврат На Главную Кнопка В Начало Страницы Вперед

 

Рейтинг@Mail.ru